Официальные извинения    2   5119  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    90   11057  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    450   28543 

Китайской Народной Республике - 70 лет

К своему 70-летнему юбилею Китайская Народная Республика приходит с огромными достижениями. Она стала вторым по экономической мощи государством в мире, оставив позади такие страны, как Япония, Германия, Франция, Англия, Россия, Индия. Социалистический Китай успешно бросает вызов США в экономической области и в международных отношениях.

                                              

     А ведь еще совсем недавно Китай был отсталой во всех отношениях страной. Судьба сложилась так, что мне довелось лично наблюдать чуть ли не весь ход истории Китайской Народной Республики. Вспоминаю свой первый приезд в Пекин в сентябре 1954 г. Небольшой аэропорт, узкие улочки, убогие постройки, отсталый транспорт. Люди на улицах одеты в одинаковые дешёвые синие или цвета хаки куртки и брюки, еда – чашка риса с овощами, вместо чая зачастую кипяток. Живущие впроголодь студенты. Такими были и другие города, только Шанхай в его центральной части выглядел чужеродным телом.

     Теперь города Китая поражают воображение – современные широкие улицы с многоэтажными домами, метро почти во всех провинциальных центрах, скоростные железнодорожные экспрессы, соединяющие многие города, прекрасные аэропорты и не только в крупных городах, магазины, заваленные товарами на любой вкус и по разным, вполне доступным в большинстве случаев ценам, заполненные рестораны. Изменилась и одежда китайцев, большинство из них одеты по-европейски, современно. Резко повысился материальный и культурный уровень китайского населения. Только одно доказательство, свидетельствующее об этом: миллионы китайцев-туристов в различных странах мира, в том числе в российских городах, причём многие из них – не только представители средних слоёв, но и обычные пенсионеры.

                                             *     *     *

     Если говорить о проблемах Китая, необходимо иметь в виду социально-экономический уровень страны, с которого начиналось её развитие в 1949 г., и громадная численность населения – 1 млрд 300 млн человек. При этом Китай в отличие, скажем, от России не имеет такого, как она, богатства природных ресурсов – полезных ископаемых, лесов, воды.

     И, тем не менее, Китай смог добиться поразительных успехов, хотя его путь был весьма сложным, извилистым. На наш взгляд, историю Китайской Народной Республики можно разделить на 4 периода: первый – 1949-1956 гг.; второй – 1957-1966 гг.; третий – 1966-1976 гг., четвёртый – с 1976 года по настоящее время.

     Первый период, длившейся семь лет, был в основном посвящён серьёзным преобразованиям в экономике и политике: национализированы промышленные предприятия, проведена аграрная реформа, заключавшаяся в конфискации земли у помещиков и богатых крестьян, осуществлено кооперирование в сельском хозяйстве, в большинстве районов проведено социалистическое преобразование частной собственности на средства производства в промышленности и торговле, созданы органы народной власти. Были достигнуты значительные успехи в ходе выполнения задач первого пятилетнего плана (1953-1957 гг.), появились новые отрасли промышленности, которых раньше никогда не существовало в Китае, – авиационная, металлургическая, судостроительная, автомобильная и т.п.

Большую роль в процессе индустриализации сыграл Советский Союз, с его помощью было построено 156 базовых предприятий. Надо отметить, что этот факт постоянно отмечается в китайской литературе. После длительного перерыва, в 1956 г., прошёл 8-й съезд Компартии, выдвинувший программу завершения социалистических преобразований.

     Второй период, охватывающий 10 лет – с 1957 по 1966 гг., оказался сложным и противоречивым. В эти годы, наряду с продолжением хозяйственного строительства, Компартии Китая приходилось исправлять ошибки, связанные с «большим скачком», коммунизацией в деревне и борьбой против “правых элементов”. В ходе “большого скачка” перед народным хозяйством ставились нереальные задачи – в течение нескольких лет «догнать и перегнать Англию».

Руководство Компартии и лично Мао Цзэдун развернули массовое, оторванное от реалий движение по значительному увеличению выплавки стали, в деревнях были созданы народные коммуны, в которых произошло обобществление не только средств производства, но фактически и личного имущества крестьян. Тех членов партии, в том числе и в руководстве, которые выражали несогласие с подобным курсом, объявляли правыми элементами и подвергали репрессиям. В какой-то степени генеральная линия партии, заключавшаяся в ускоренном переходе к социализму, была подражанием утопической политике Н. С. Хрущёва, который в это же время выдвинул курс на быстрый переход советского общества к коммунизму. Достаточно вспомнить его знаменитое заявление о том, что в 1980 г. советский народ будет жить при коммунизме!

     Третий и самый мрачный период в истории Китайской Народной Республики продолжался десять лет – с лета 1966-го до осени 1976 г. Это был период т.н. «великой пролетарской культурной революции». В ходе её Китаю был нанесён громадный экономический ущерб, фактически дезорганизована политическая система, серьёзно пострадал идейно-политический и моральный авторитет Компартии, погибли многие члены партии, в том числе в её руководстве, а также простые граждане.

     27 июня 1981 г. ЦК КПК принял «Решение по некоторым вопросам истории нашей партии со времени образования КНР», в котором дал всестороннюю аналитическую оценку всех сторон деятельности Компартии после 1949 г. В нём содержалась самокритичная, нелицеприятная оценка ошибок, совершенных руководством КПК, в том числе Мао Цзэдуном. В этом документе обращалось внимание на «его самовластный стиль работы», на то, что “его единоличное руководство заменило собой коллективное руководство ЦК партии, культ личности был раздут до фанатизма”.

 По мнению авторов документа, подобное стечение обстоятельств объясняется рядом причин: во-первых, тем, что в международном коммунистическом движении не получил правильного разрешения вопрос об отношениях между вождями и партией (явный намёк на культ личности Сталина в истории КПСС); и, во-вторых, было связано с историей самого Китая: в стране в течение длительного времени существовали традиции «феодального деспотизма», в результате чего внутрипартийная демократия не была закреплена законом, фактически отсутствовала. «Все это создало своего рода почву для чрезмерного сосредоточения власти партии в руках одного человека, для роста явлений, связанных с самоуправством и культом личности. Партии и государству поэтому-то и трудно вовремя было предотвратить и пресечь возникновение и дальнейшее развитие «культурной революции».

     Вместе с тем в «Решении» ЦК КПК подчеркивалась необходимость отделять «целостную систему идей Мао Цзэдуна» от ошибочных, левацких положений, выдвинутых им в период «большого скачка», «коммунизации» и «культурной революции», чётко разграничивать одно от другого. Руководство Компартии Китая считало необходимым подчеркнуть, что его ошибки – это ошибки великого пролетарского революционера, великого марксиста. Си Цзиньпин в 2013 г., выступая на семинаре, посвященном 120-летию со дня рождения Мао Цзэдуна, повторил эту формулировку. В политической литературе в последние десятилетия постоянно подчеркивается роль Мао Цзэдуна как великого вождя китайской революции, его заслуги в превращении Компартии Китая в революционный авангард народа, в победе народной революции и в успехах в начальный период социалистического строительства. О его политических ошибках фактически перестали упоминать, тем более, что со времени окончания «культурной революции» прошло уже более сорока победных лет. А если и говорят, то преимущественно в исторической литературе.

     Четвёртый период в истории КНР начинается после 1976 г. и продолжается до настоящего времени. Первые два года после смерти Мао Цзэдуна прошли в борьбе Дэн Сяопина и других ветеранов партии против последствий «культурной революции». Здесь следует отметить два события: первое – арест т.н. «банды четырёх» во главе с женой Мао Цзэдуна – Цзян Цин и её окружением[1]. Вслед за судом над «бандой четырёх» прошли процессы над другими деятелями «культурной революции» - видными военоначальниками из окружения бывшего министра обороны Линь Бяо и крупным партийным теоретиком, бывшим секретарём Мао Цзэдуна – Чэнь Бода, руководителями хунвэйбиновского движения в центре и на местах.

     Событие, на котором следует особо остановиться, - это массовая кампания «практика – единственный критерий истины», прошедшая в 1977-1978 гг. по всей стране, начиная от высших учебных заведений и научных учреждений разного уровня и профиля и кончая различными государственными учреждениями; были написаны сотни статей, проведены тысячи обсуждений на эту тему. Смысл кампании состоял в том, чтобы «раскрепостить сознание», освободить его от догм, “вбитых” в буквальном смысле этого слова в умы миллионов китайцев.

В годы культурной революции каждое слово, каждая фраза Мао Цзэдуна, каждое теоретическое положение его произведений объявлялось истиной в последней инстанции, отход от них строго карался. Миллионными тиражами издавался «Цитатник» Мао Цзэдуна, подготовленный по указанию Линь Бяо; в нем были собраны высказывания Мао Цзэдуна по различным вопросам внутренней и внешней политики.

     Однако цель кампании заключалась не только в преодолении ошибочных, т.е. левацких представлений Мао Цзэдуна о социализме, социалистическом обществе, путях его построения. Она была гораздо шире. Дэн Сяопин и его окружение искали китайский путь социалистического строительства. Его не было и не могло быть по объективным причинам в работах классиков марксизма – Маркса, Энгельса, Ленина, а также Сталина, ибо они были европейскими марксистами и не знали конкретных условий азиатских стран, в том числе Китая. Об этом свидетельствовали и оценка В. И. Лениным теоретической платформы Сунь Ятсена как мелкобуржуазной (эта оценка впоследствии перекочевала в советскую историческую науку), и указания Коминтерна и И. В. Сталина относительно деятельности Компартии Китая в ходе китайской революции.

     Кроме того, ставить в центр кампании «практика – единственный критерий истины» несогласие с теми или иными положениями, высказываниями Мао Цзэдуна было бы неправильно, некорректно с национальной точки зрения, ибо это ставило бы под сомнение всю деятельность Компартии Китая. Поэтому в ходе кампании объектом критики были взгляды членов «банды четырёх». При этом упор делался на «реалистическом подходе к действительности», который, по мнению вдохновителей и организаторов кампании, составлял сердцевину, ядро идей Мао Цзэдуна. Отсюда вытекала необходимость пересмотра положений не только Мао Цзэдуна, но и Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина. Впоследствии ссылки на Сталина стали постепенно исчезать из китайской политической литературы.

     Кампания «практика – единственный критерий истины» стала предпосылкой выдвижения «политики реформ и открытости», а положение «реалистический подход» стало синонимом непременного учёта конкретных социально-экономических и культурно-исторических условий Китая. Именно в этом заключается успех китайских реформ за последние десятилетия и их архитектора Дэн Сяопина.

     Нельзя в этой связи не вспомнить Ленина, который в своей теоретической деятельности всегда опирался на политическую практику, соразмерял теорию с практикой, исходил из того, соответствует ли то или иное положение учения Маркса конкретной российской практике. О практической направленности идей Ленина хорошо сказал один из вождей большевистской партии – Л. Каменев в предисловии ко второму изданию Сочинений основателя Советского государства: «Учение Ленина – оружие для борьбы. Оно будет полноценно и полновесно лишь в руках тех, кто хочет бороться. Оно создано для миллионов, для улиц, для площади, а не для кабинетов. Чтобы быть ленинцем, мало знать, что сказал или написал Ленин, надо ещё поступать, как Ленин, т.е. нести своё знание в гущу жизни, в кипящую в жизни борьбу, сделать это знание орудием борьбы и победы… Практицизм, не освещаемый, не руководимый, не направляемый революционной теорией грозит измельчанием, уклонением в сторону, блужданиями, т.е. грозит потерять революционный характер. Теоретизирование, оторванное от революционной практики, не проверяемое ею, не применяемое к ней, грозит выродиться в пустую забаву, «умничанье» в выхолащивание революционной теории».

                                              *     *     *

     Реалистический подход (шиши цюйши) – тривиальная на первый взгляд мысль, высказанная в своё время Мао Цзэдуном, была превращена в важное принципиальное положение, впоследствии стала теоретической и политической основой деятельности Компартии Китая, вошла в Устав партии, к ней постоянно обращаются все последующие руководители Китая, партийные и государственные работники.

     После «культурной революции» Дэн Сяопин во многих своих выступлениях и беседах неоднократно обращался к положению “реалистический подход”. Он настаивал на том, что всегда необходимо соединять теорию с практикой, а для этого следует осуществлять «обследование и изучение объективной обстановки, решительно бороться против начетничества, слепого следования книжным знаниям и указаниям руководства, …всегда учитывать конкретную практику». По его словам, «мы говорим, что марксизм правилен отнюдь не потому, что Маркс был каким-то «святым», а потому, что правильность его теории …подтверждена нашей практикой, нашей борьбой. Наша борьба требует марксизма, мы приветствуем эту теорию, в ней ни на йоту не существует какой-либо идеи в форме «святости», более того, таинственности» [1, С. 115].

     Решающая роль практики при определении политического курса, любого конкретного мероприятия является первым принципом «реалистического подхода». Второй его принцип – творческий подход к теории. Дэн Сяопин говорил, что “нельзя рассматривать марксизм как мертвую догму», считать отдельные фразы из книг по марксизму-ленинизму готовым чудодейственным лекарством от всех болезней, как будто овладевшим ими не нужно затрачивать усилий для лечения болезней. Поступать так значит препятствовать развитию теории, вредить себе [1. С. 116-117]. Мао Цзэдун говорил, продолжал Дэн Сяопин, что, «когда он пишет статьи, он мало ссылается на Маркса и Ленина, а когда в газетах часто ссылаются на меня, постоянно цитируют меня, я чувствую себя неудобно. Необходимо научиться писать статьи своими словами», - указывал Дэн Сяопин. Конечно, это не значит, что нельзя использовать слова других людей, имеется в виду, что не надо везде их цитировать; главное, для анализа и решения проблем использовать позицию, взгляды, методологию марксизма-ленинизма. Душа марксизма – это конкретный анализ конкретной ситуации [1. С. 118].

     Cтарт политике реформ и открытости дал Третий пленум ЦК  КПК одиннадцатого созыва, состоявшийся во второй половине декабря 1978 г. В принятых им решениях решающую роль сыграл именно Дэн Сяопин, вернувшийся к этому времени на руководящие посты в партии и государстве. В процессе подготовки Пленума он выступил с большим докладом, в котором сделал акцент на «освобождении сознания» и «реалистическом подходе». В нём он обращал внимание партийных и государственных работников на необходимость решительной борьбы против «косности мышления», («окостенения мысли»), начётничества, требовал исходить не из книжных формул, а руководствоваться «реалистическим подходом», выдвигать инновационные подходы, прежде всего, в экономике.

     Именно на Третьем пленуме был сделан поворот в политике Компартии – центр тяжести в её работе был перенесён на экономическое строительство, на модернизацию страны. В этой связи на Пленуме были рассмотрены вопросы, связанные с сельским хозяйством, в частности, было одобрено введение системы производственной ответственности крестьян за результаты своего труда, выразившиеся, прежде всего, в семейном подряде. После ХII съезда КПК, состоявшегося в сентябре 1982 г., семейный подряд стал господствующей формой хозяйственной деятельности на селе: крестьяне получили право на пользование своим земельным участком, вначале на 30 лет, затем этот срок был продлён до 50 лет. Землю передавали не в собственность, а именно в пользование крестьянам, они должны были платить определенный натуральный налог, позднее он был заменён денежным.

Народные коммуны постепенно исчезают, их заменяют волостные органы управления, появляются специализированные дворы, хозяева которых занимались преимущественно одной отраслью сельхозпроизводства. Постепенно в деревнях стали появляться волостно-поселковые промышленные предприятия, некоторые из которых создавались в сотрудничестве с иностранными кампаниями. Материальная заинтересованность крестьян привела к увеличению их доходов и одновременно к высвобождению значительной части сельского населения, многие крестьяне ушли в город на заработки, стали строительными рабочими, появились т.н. крестьяне-рабочие («нунгун»). Мой знакомый, известный китайский социолог, профессор Лу Сюэи не без оснований говорил, что экономический рост Китая обеспечен благодаря крестьянам, которые были основной рабочей силой в городах, они строили промышленные предприятия, жилые дома, дороги, образовательные учреждения, работали в сфере обслуживания.

     На первом этапе осуществления политики реформ и открытости происходило восстановление «социалистической плановой экономики», которая фактически оказалась на грани уничтожения в период «культурной революции». Позднее стало очевидным, что возвращения к прежним методам хозяйствования недостаточно. Тем более, что у китайских руководителей, учёных, работников партийного и государственного аппарата, специалистов народного хозяйства после 1978 г. появилась возможность познакомиться с методами управления экономикой в западных странах.

В условиях конфронтации СССР с США и другими западными государствами у Китая появилась прекрасная возможность использовать технологическую и финансовую помощь стран Запада. Те видели в Китае союзника в своём противостоянии с главной коммунистической державой, поэтому стали вкладывать значительные инвестиции в развитие китайской промышленности. Возник интересный парадокс. Если в первое десятилетие народной власти главным помощником Китайской Народной Республики в её развитии был социалистический Советский Союз, то теперь его место занял капиталистический Запад. Не отрицая поэтому главную роль руководства Китая и его народа в достижении экономической мощи страны, все же нельзя не учитывать вышеупомянутый факт.

В этой связи нельзя не сказать о появлении на рубеже 70-80-х гг. прошлого столетия специальных экономических районов, где иностранный капитал получил значительные преференции. Первоначально были созданы 4 таких района, в том числе в провинции Гуандун[2]. Впоследствии количество подобных районов значительно увеличилось. Они сыграли большую роль в заимствовании зарубежной техники, технологии, методов управления.

    Постепенно китайское руководство осознаёт, что возвращение к «социалистической плановой экономике» не в состоянии решить задачи полномасштабной модернизации страны, что нужно искать новые пути, новые методы развития экономики. Подобное осознание приходит одновременно с пониманием того, что процесс строительства социалистического общества весьма сложный и длительный, займёт не одно десятилетие. И что поэтому следует считать утопическими надежды на быстрое построение социализма.

     Взвесив все факторы внутреннего и внешнего характера, Дэн Сяопин и его соратники выдвигают инновационную программу строительства социализма в Китае, которая коренным образом отличается от теории, предложенной классическим марксизмом, изложенной в трудах Маркса, Энгельса, а также Ленина. Руководство Китая пришло к выводу, что строительство социализма невозможно без использования рынка и тех экономических инструментов, которые применяются в капиталистических странах – акций, бирж, конвертации валюты и т.п. Дэн Сяопин говорил, что рынок и подобные инструменты – это всего лишь технические средства, точно так же как и план, который присутствует и в экономике капиталистических стран. Китайская теория социализма (или “социализм с китайской спецификой”, как её принято называть в Китае) была обогащена положением о допустимости частной собственности. В результате в стране появились частные предприниматели, в том числе владельцы крупных компаний, миллионеры.

      Новым моментом в теории китайского социализма также явилось расширение социальных рамок членства в Компартии. Традиционно она считается партией рабочего класса, её авангардом, поэтому преимущественным правом вступления в партию ранее обладали рабочие, передовые представители крестьянства и интеллигенции. В начале нулевых годов в Компартию Китая был разрешён приём представителей других социальных слоёв, в том числе предпринимателей, если они разделяют программные установки КПК, т.е. хотят участвовать в строительстве социализма с китайской спецификой.

     Многие российские эксперты увидели в политике Компартии Китая китайскую версию новой экономической политики, которая  проводилась в Советском Союзе в 20-е годы прошлого столетия по инициативе Ленина. Но для Ленина нэп был временным отступлением, во всяком случае в то время, когда он его инициировал. Трудно сказать, как бы изменились взгляды Ленина на нэп впоследствии, если бы он не скончался в январе 1924 г.. Для руководства КПК участие предпринимателей, в том числе крупных, в осуществлении политики реформ и открытости, т.е. в строительстве социализма с китайской спецификой, является стратегией, рассчитанной на длительную перспективу.

     Следует также подчеркнуть, что в отличие от многих представителей мирового левого движения, в том числе коммунистов, резко выступавших против глобализации, руководство Компартии Китая активно включилось в этот процесс. Оно с пользой для своей страны использовало Всемирную торговую организацию, в которую она вступила в 2001 г. Благодаря ВТО Китай смог стать активным участником мирового рынка капиталов, товаров, рабочей силы и идей; открывшиеся возможности позволили Китаю использовать импорт передовой технологии, иностранные инвестиции; он также получил доступ к новым рынкам. Китайская промышленность и сельское хозяйство смогли приспособить свою продукцию к правилам, принятым в мировой экономике, сделать её продукцию конкурентноспособной и в конечном счёте завоевать мировые рынки.

                                               *     *     *

     18 декабря 2018 г. в Пекине состоялось торжественное заседание, посвященное 40-й годовщине начала политики реформ и открытости и социалистической модернизации. На этом заседании с большим докладом выступил руководитель Компартии и государства Си Цзиньпин. Это был глубокий по содержанию и прекрасный по форме политический отчёт руководителя страны о результатах, достигнутых за прошедшие сорок лет. В нём было много красивых фраз, пафосных слов, образных сравнений, метафор.

     Подобный стиль доклада был понятен гражданам страны. Китайскому руководству, было чем гордиться, в отличие от многих других стран, в том числе России. Си Цзиньпин прежде всего подчеркнул, что политика реформ и открытости была начата после разрушительной «культурной революции», и цель этой политики он сформулировал в нескольких простых фразах: «бедность – это не социализм», «мы не должны отставать от эпохи – вот цель, которую мы должны достигнуть в результате реформ». Перечислив далее основные практические проекты и мероприятия, которые были осуществлены в процессе реформ, Си Цзиньпин выделил десять важных достижений, являющихся их результатом.

     Первым он назвал использование следующих принципов - «освобождение сознания», «реалистический подход», «действовать в соответствии со временем», «добиваться истины, заниматься практикой”. Именно благодаря использованию этих принципов Компартии удалось продвигать инновации в теоретической и практической деятельности, в сфере государственного строительства и в области культуры. В результате это придало «ясную практическую, теоретическую, национальную, временную специфику социализму с китайской спецификой», «великое знамя социализма навсегда высоко взвилось над территорией Китая» [2. С. 7-8]. Тот факт, что на первое место в числе достижений Си Цзиньпин поставил теоретический вопрос, не случаен. Тем самым он старался подчеркнуть, что все успехи Китая неразрывно связаны с творческим подходом КПК к марксистской теории, с отказом от догм классического марксизма. Отсюда понятно и выдвижение теории «социализма с китайской спецификой».

     Второе достижение связано с тем, что Компартия Китая поставила в центр своей политики экономическое строительство. В результате, в течение 40 лет общая стоимость производства в стране с 367 млрд 900 млн юаней увеличилась до 82 трлн 700 млрд юаней, т.е. ежегодно росла на 9,5%, в то время как во всём мире темпы роста не превышали 2,9%. Если в начале реформ удельный вес общей стоимости производства в Китае составлял всего лишь 1,8% от мирового уровня, то в настоящее время он превысил 30%. Общая сумма импорта и экспорта с 20 млрд 600 млн долл. США увеличилась за годы реформ до 4 трлн долл., сумма прямых иностранных инвестиций составила 2 трлн долл. В то же время китайские инвестиции в экономику других стран достигли 1,9 трлн  долл. По объёму производства сельскохозяйственной продукции Китай вышел в мире на передовые рубежи. Создана самая современная в мире система промышленности, «то и дело приходят сообщения о победах в сфере инноваций в науке и технике и реализации крупных проектов» - счёл необходимым сказать Си Цзиньпин [2. С. 8]. И это действительно так.

Регулярно посещая Китай,  замечаешь громадные перемены к лучшему. Только один пример. В настоящее время в Пекине существует один аэропорт с 3 терминалами - один из крупнейших в мире. В сентябре этого года в Пекине будет вводится в строй новый аэропорт Дасин - в 4 раза больше существующего! Современный Китай, как мы уже отмечали, является второй державой мира по экономической мощи, а также по потреблению продуктов, но первой по размеру своей обрабатывающей промышленности, объёму внешней торговли, запасам иностранной валюты.

     Третьим достижением является улучшение политической системы китайского государства. Десять с лишним лет назад я опубликовал в журнале «Свободная мысль» статью под названием «Демократия с китайской спецификой». В ней отстаивалась мысль о том, что демократия западного образца неприменима к современному китайскому обществу. При разговоре о демократии применительно к Китаю необходимо учитывать его историю, социально-экономические и идейно-психологические условия. В стране проживает громадное количество людей, существуют этнические и религиозные различия, в течение столетий в ней господствовали феодальные и полуфеодальные отношения, образовательный и культурный уровень населения был очень низким. Несмотря на то, что за время нахождения у власти Компартии многое изменилось в лучшую сторону, все вышеназванные факторы продолжают оказывать своё отрицательное влияние. Поэтому быстрое введение стандартов западной демократии могло бы подорвать социальную стабильность.

     Конечно, нельзя отрицать, что политическая система Китая нуждается в демократизации, но нельзя не видеть того, что этот процесс уже начался и идёт постепенно, шаг за шагом. И проявляется он прежде всего в последовательном улучшении социально-экономических прав граждан – речь идёт об образовании, жилье, медицине, пенсиях, работе.

На центральном уровне в Китае действуют два органа представительной власти: парламент – Всекитайское собрание народных представителей (ВСНП) и организация Единого фронта – Народный Политический Консультативный Совет Китая (НПКСК). Первый формируется путём косвенных выборов депутатов, в зависимости от численности населения, проживающего в административных единицах – провинциях, городах центрального подчинения (их четыре), национальных автономных районов (их пять), специальных административных районах (их два – Гонконг, называемый сейчас Сянган, и Макао, называемый теперь Аомынь). Второй – путём выборов представителей от политических партий, общественных организаций, армии, научных учреждений. В обоих органах есть представители Тайваня из числа его уроженцев, проживающих на материке.

     Большинство мест в ВСНП и НПКСК принадлежит представителям Компартии Китая, однако это не означает, что депутаты, не входящие в нее, лишены права голоса. У них есть возможность участвовать в обсуждении государственных проблем и вносить конкретные практические предложения. Сессии ВСНП и НПКСК одновременно проходят один раз в год, как правило, в первой половине марта. На них обсуждаются доклады премьера Госсовета (руководителя Правительства) и министра финансов. Обсуждение проходит в делегациях административных единиц (в ВСНП) и в профессионально-политических группах (в НПКСК). Участие в их работе принимают руководители партии и правительства. Обсуждение идёт очень активно.

Главное место в деятельности депутатов обоих органов представительной власти занимает работа в комитетах и поездках на места для обследования ситуации в них. Аналогичные органы существуют и в административных единицах, вплоть до уездов. Подобная организация власти позволяет осуществлять обратную связь между руководством страны и представителями различных слоёв населения. Китайское руководство постоянно подчеркивает необходимость управления на основе законов и реализации системы, при которой «народ является хозяином».

     Четвёртым достижением Си Цзиньпин назвал развитие передовой социалистической культуры, усиление строительства социалистической по духу цивилизации, воспитание и претворение на практике в жизнь базовых ценностей социализма, наследование и пропаганда китайской культуры. Следует отметить, что в отличие от российских городов, где улицы, как правило, заполнены рекламными щитами, в Китае их пространство во многих случаях отдано материалам, пропагандирующим духовные ценности социализма, в том числе патриотизм и коллективизм.

     Пятое достижение касается обеспечения и улучшения материальных условий жизни народа. «Необходимо, - по словам Си Дзиньпина, - всесторонне сделать так, чтобы дети получали воспитание, студенты получали образование, работающие получали необходимую зарплату, больные получали лечение, старые люди получали заботу, нуждающиеся в жилье получали его, а слабые получали поддержку». За годы осуществления политики реформ и открытости доход жителей Китая увеличился в среднем с 171 юаня до 26 тыс. юаней, т.е. более, чем в 150 раз(!), средний доход людей устойчиво растёт. Число бедных в стране уменьшилось на 740 млн человек, коэффициент бедности снизился на 94,4%.

«Тем самым вписана славная страница в историю борьбы с бедностью, всесторонне развивается дело образования, уровень охвата 9-летним образованием достиг 93,8%. В Китае создана самая большая в мире система социального обеспечения, включающая в себя страхование по старости, болезни, жилью, на случай стихийных бедствий, причём страхование по старости превысило цифру в 900 млн человек, а страхование по болезни превысило цифру 1 млрд 300 млн человек. Количество жителей городов достигло 58,52%, поднявшись на 40,6 пункта. Продолжительность жизни с 67,8 лет в 1981 г., в 2017 году повысилась до 76,7 лет. Китай принадлежит к числу самых безопасных государств мира. Карточная система на продукты питания и одежду ушла в музеи истории. Голод, нехватка еды и одежды, жизненные трудности, которые в течение нескольких тысячелетий испытывал наш народ, никогда больше не вернутся!” – с гордостью подчеркнул Си Цзиньпин [2. С. 9-10].

     Шестое достижение связано с экологией. На протяжении многих лет в центре внимания китайского руководства находились вопросы развития промышленности, новые предприятия создавались вне учёта условий окружающей среды, во многих городах возникла тяжелая экологическая обстановка, в Пекине, например, постоянно ощущался серьёзный смог. Следует откровенно сказать, что в течение длительного времени в Китае не обращали серьёзного внимания на охрану окружающей среды.

     Только в середине нулевых годов китайское руководство осознало всю серьёзность данной проблемы, появился даже специальный термин «строительство экологической цивилизации». По словам Си Цзиньпина, в охране окружающей среды произошли определенные подвижки, получены положительные результаты – «постепенно оздоравливается обстановка в основных индустриальных районах, достигнут большой прогресс в экономии энергии и сохранении выбросов, успешно осуществляются проекты по охране и восстановлению окружающей среды, произошло очевидное укрепление системы управления ею» [2. С. 10]. Однако конкретных показателей при этом не приводится, что свидетельствует о том, что в экологической обстановке в Китае всё ещё существуют серьёзные проблемы.

     Седьмое достижение Си Цзиньпин относит к вооруженным силам Китая, где за годы реформ проведена их серьёзная модернизация, революционизация и улучшение структуры.

     Восьмое достижение касается осуществления курса «одно государство – две системы». В соответствии с этим курсом, выдвинутым Дэн Сяопином в начале 80-х гг., в Гонконге (Сянгане) и Макао (Аомыне) после их возвращения в юрисдикцию Китайской Народной Республики в течение последующих пятидесяти лет будет сохранен существовавший при колониальном режиме экономический и даже политический строй (представительная и правовая системы). Центральное правительство приняло на себя ответственность за внешнюю политику и оборону этих территорий. Гонконг вошёл в состав КНР в 1997 г., а Макао – в 1999-м. Оба города получили статус специальных административных районов, был провозглашен лозунг «сянганцы управляют Сянганом», «аомынцы управляют Аомынем».

     Политическая обстановка в этих городах в течение длительного времени была стабильной, таковой она остаётся вплоть до настоящего времени в Макао. Однако в Гонконге в последние годы стала происходить радикализация политической жизни. Это проявилось в массовых протестах против предлагаемых центральным правительством изменений в законодательстве города: в 2015 г. речь шла об изменении процедуры выборов главы города, а в 2019 г. – об изменении правил экстрадиции преступных элементов из города на материк.

Причин возникновения протестных движений, на наш взгляд, две. Главная - то, что после заключения в 1984 г. Соглашения о возвращении Гонконга Китаю английские власти провели целый ряд реформ в политической области. Если до этого Гонконг был типичной колонией, его жители были лишены каких-либо прав, то отныне им разрешили создавать политические партии, участвовать в выборах в парламент, организовывать несанкционированные демонстрации и митинги. Подобная «намеренная демократизация», резко контрастировавшая с политическим режимом, существовавшим на материке, была бомбой замедленного действия. И она взорвалась, когда центральные власти попытались внести некоторые коррективы в существующие законодательные акты.

По всей вероятности, это было сделано без учёта конкретной политической ситуации в Гонконге. Представители центра привыкли работать совместно с руководством города, торгово-промышленными и финансовыми кругами, ориентированными на материк. Но Гонконг, по моим личным впечатлениям, – сложный в политическом, культурном, этническом, религиозном отношениях город. В нем нужно действовать очень продуманно, взвешенно, чего, видимо, не всегда хватает представителям центральной власти. Возможно, это вторая причина протестных движений.

 Следует учитывать и внешний фактор – значительное влияние западных стран через своих банковских и торговых представителей и связанных с ними гонконгских бизнесменов. Их участие в событиях 2015 и 2019 гг. очевидно. Преследуемая ими цель – спровоцировать китайские власти на использование своего воинского контингента в Гонконге (его количество – 6 тыс. военнослужащих) для подавления протестных движений. Пока для борьбы с ними применяются только полиция и судебные органы.

 Для китайского руководства очень важно сохранить политическую стабильность в Гонконге, поскольку его цель – «вернуть в лоно Родины и Тайвань». Но это гораздо более сложная задача, чем возвращение Сянгана и Аомыня. На Тайване уже в течение семидесяти лет существует политический строй, кардинальным образом отличающийся от политических реалий Китайской Народной Республики.

     Девятое достижение Си Цзиньпин связывает с внешней политикой страны. Он обращает внимание на то, что Китай постоянно проводит миролюбивую внешнюю политику, придерживается стратегии открытости, характеризующейся взаимной выгодой, выступает в международных отношениях за равенство и справедливость, активно участвует в процессе экономической глобализации, стимулирует создание «сообщества единой судьбы человечества». «Мы поднимаем знамя борьбы против гегемонизма и политики насилия, вносим в международный мир и его развитие вклад в виде китайской мудрости, китайских проектов и китайской силы... Мы с каждым днём всё более приближаемся к Центру мировой арены, становимся общепризнанным строителем международного мира, тем, кто вносит вклад в глобальное развитие, защитником международного порядка», - заявил Си Цзиньпин [2. С. 11-12].

     После вооруженного конфликта с Вьетнамом весной 1979 г. Китай никогда не был замечен в военных действиях на территории какой-либо другой страны, вместе с тем он активно участвует в международных миротворческих операциях. Сегодня невозможно представить экономическую глобализацию без Китайской Народной Республики. При её финансовой и материальной помощи осуществляются сотни проектов в различных странах, в мировой публицистике стала уже расхожей фраза «Африка пожелтела», ибо именно КНР является в настоящее время главным экономическим донором африканских стран. В мегаглобальный проект «один пояс – один путь», выдвинутый Си Цзиньпином в сентябре 2013 г., уже вовлечены более 60 государств Азии, Африки и Европы, в том числе и Россия.

     Десятое, последнее достижение  касается партийного строительства. За несколько лет после окончания «культурной революции» было реабилитировано большое количество партийных и государственных работников, рядовых членов партии и простых граждан. Си Цзиньпин обратил в своём докладе особое внимание на два момента: во-первых, «сохранение прогрессивности партии, что выразилось в непрерывном открытии новых рубежей в китаизации марксизма», и во-вторых, «очищение внутрипартийной атмосферы», «сохранение чистоты партии», что проявилось в борьбе против «формализма, бюрократизма, эпикурейства и роскошества» и, наконец, в беспощадном искоренении коррупции, что способствовало решительному её подавлению.

     Действительно, рыночные отношения, приведя к развитию экономики, принесли и отрицательные явления – нравственное разложение многих партийных кадров, в том числе и представителей высшего эшелона власти. На ХVIII съезде партии в ноябре 2012 г. было подчеркнуто, что коррупция представляет смертельную опасность для китайского государства. Надо отдать должное Си Цзиньпину – именно при нём был нанесен серьёзный удар по коррупционерам. Так, за последние годы три члена Политбюро ЦК КПК были приговорены за коррупцию к пожизненному заключению, а четвёртый умер в тюрьме, не дождавшись приговора.

     Следует подчеркнуть, что на успехи, достигнутые Китайской Народной Республикой за 70 лет своего существования, повлияли два важных фактора.

     Во-первых, ведется серьёзная аналитическая работа большого количества экспертов. Во всех структурах партийной и государственной власти существуют аналитические центры; они имеются и в высших учебных заведениях. Подобную роль выполняют также Китайская академия общественных наук и аналогичные провинциальные академии. Прогнозы этих аналитических центров научно обоснованы, поскольку они являются государственными и отвечают за свои рекомендации перед соответствующими органами. Интересно отметить, что в Китае нет практики проведения шумных и зачастую беспорядочных политических ток-шоу на международные темы, которые в моде в современной России. Там обсуждение актуальных международных проблем проходит в формате диалога  между ведущим и 2-3 экспертами по обсуждаемой конкретной теме.

     Во-вторых, действует серьёзная система подготовки и переподготовки кадров. В стране существует широкая сеть партийных школ и административных институтов: в первых в основном проходят обучение партийные работники, во-вторых – сотрудники государственных учреждений. Конечно, главную роль играют партийные школы, они представлены во всех провинциях, городах, уездах, вплоть до крупных компаний и в городских районах.

В Пекине работает Центральная партийная школа, её возглавляет человек, занимающий второе место в партийной иерархии, до 2013 г. - Си Цзиньпин. Перед слушателями Школы регулярно выступают руководители партии и государства. Обучение в ней проходят руководители министерств, ректоры вузов, секретари партийных комитетов административных единиц. Продолжительность обучения варьируется в зависимости от категории слушателей – от нескольких недель и месяцев до нескольких лет.

Подобная система обучения охватывает и высшее руководство партии. Регулярно проходит коллективная учёба членов Политбюро ЦК КПК, которая организуется в форме заслушивания и обсуждения докладов ведущих китайских экспертов по различным актуальным экономическим, политическим, теоретическим и историческим проблемам. Эта практика позволяет руководителям страны, образно говоря, «без отрыва от производства» быть в курсе этих проблем и повышать свой уровень знаний. Насколько мне известно, чего-либо подобного в России не существует.

     Руководство Компартии поставило задачу к 100-летней годовщине КНР, т. е. к 1 октября 2049 г., превратить страну «в богатую, могущественную, цивилизованную, гармоничную, демократическую, прекрасную, модернизированную державу», добиться для населения уровня жизни развитых стран мира. Нет сомнения в том, что эта задача будет выполнена.

 

Литература

 

1.  Дэн Сяопин.  Вэньсюань. Ди эр цзюань. Бэйцзин, Ди эр бань, 1994 (на кит.яз.). (Дэн Сяопин.  Избр. соч., т.  2, Пекин, Изд. 2-е, 1994).

 

2.  Си Цзиньпин. Цзай цинчжу гайгэ кайфан  сыши чжоунянь дахуэй шан цзянхуа // Цюйши цзачжи. 2018, № 24 (на кит.яз.). (Си Цзиньпин. Доклад на праздновании 40-летия политики реформ и открытости. 18 декабря 2018 г. № 24).

 



[1] Цзян Цин на суде заявляла, что она была «верной собакой Председателя и действовала в соответствии с его указаниями». Это не спасло её от приговора – смертная казнь с отсрочкой на два года. После нескольких лет пребывания в тюрьме она покончила жизнь самоубийством.

 

[2] Интересно отметить, что предложение о создании подобных районов было выдвинуто отцом Си Цзиньпина – Си Чжунсюнем, занимавшим в то время пост первого секретаря парткома провинции Гуандун.

 

комментарии - 0
Мой комментарий
captcha