Официальные извинения    2   5140  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    90   11112  | «Пролетарская» Спартакиада 1928 г. и «буржуазное» Олимпийское движение    451   28678 

Миграционные процессы в Мексике и странах Центральной Америки: от региональной специфики к мировым тенденциям

Пути исхода не выбирают. Безбрежными караванами тянутся беглецы прочь от ужасов жизни.

С юга они глядят на север; от мест, где рождается солнце, туда, где оно садится.

У них украли место в мире. Их выгнали с работы и согнали с земли.

Многие бегут от войны, но еще больше — от нищеты.

Ничего не получив от глобализации, они блуждают в поисках выхода; в желании иметь свой дом, стучат во все двери — но двери, волшебно открывающиеся с помощью денег, захлопываются прямо перед ними. Некоторым удается найти жилище.

Другие же превращаются в трупы, выбрасываемые морем на запретный для них берег,

или становятся безымянными телами в земле того другого мира, куда они так стремились.

Галеано Э. «Эмигранты сегодня»

 

Причины миграции в регионе

Интенсификация миграционных потоков в последние десятилетия стала одним из важнейших проявлений глобализации. При этом и сама миграция способствует дальнейшему углублению глобализационных процессов. Наряду с информационными и финансовыми потоками она является важным фактором формирования глобальной экономики. Миграция населения долго рассматривалась как естественный процесс, не представляющий угрозы безопасности стран и народов. Однако в настоящее время все чаще о миграции говорят как о серьезной проблеме [2; 4; 5; 13].

Это изменение обусловлено тем, что последний этап глобализации, начавшийся после распада СССР, придал многим проблемам локального или регионального характера мировой масштаб. К ним относится и международная миграция, которая отражается на всех участниках данного процесса (принимающих странах, странах-донорах, транзитных регионах и самих мигрантах) в силу ее масштабов, неорганизованности, беспорядочности и потери конструктивного характера. Мобильность людей возросла многократно, и причины кроются в пути, по которому двинулось человечество в конце ХХ века: это и господствующая неолиберальная модель экономического развития, к которой многие страны перешли в 90-х годах прошлого столетия и которая лишила рабочих мест многих людей, и рост политического и криминального насилия, также во многом связанный с изменениями на мировой арене, - которые не могли не найти своего отражения на национальном уровне.

Миграция перестала быть движущей силой общественного развития. Наоборот, в мире, в котором вместо решения ключевых проблем наблюдается разделение на тех, кто “спасается” и тех, “кто лишний”, миграция (как последний выход для многих) – это “голгофа”, которая, если рассматривать ее глобально, не спасает никого, а лишь ухудшает условия жизни всех [8]. Для изучения этого феномена Мексика и Центральная Америка представляют большой интерес: интенсификация миграции в последние 30-35 лет превратила регион в узел связанных с ней проблем.

По разнообразию причин и последствий массового перемещения людей регион отличается от других. В нем общие черты миграции, характерные для многих стран, тесно переплелись со специфическими внутренними, приводя к последствиям, которые не увидишь в других регионах мира. Пожалуй, нет такого другого региона в мире, в котором миграция была бы «поставлена на поток» и превратилась в такой масштабный бизнес. Однако именно здесь можно найти общие для многих стран мира тенденции, закономерности, причины и последствия миграционных потоков.

Для Мексики международная миграция — явление не новое, но для стран Центральной Америки она приобрела особое значение в последней четверти прошлого века, когда значительно усилилась миграция за пределы региона. В 80-е годы миграция росла в среднем на 9% в год. Ее причины в Мексике и в Центральной Америке разнятся. В Мексике всегда преобладали социально-экономические факторы, а в центральноамериканских странах они стали играть роль лишь в последнее время, в то время как в конце ХХ века миграцию обуславливали гражданские войны и связанный с ними рост насилия. Последнее не потеряло своего значения как причина миграции и сейчас, и некоторые авторы считают его в большей степени влияющим на миграцию, чем экономические факторы.

Экономические причины усиления миграционных потоков из стран рассматриваемого региона связаны с неолиберальной моделью, ориентированной на открытие национальных экономик, сопровождавшееся лицемерными рассуждениями о положительной роли конкуренции. Принципиально, что к новой системе открытого глобализирующегося мира различные народы и государства подошли неодинаково подготовленными и отличающимися, прежде всего, по своему экономическому потенциалу. В результате встреча более развитых, или, точнее, более защищенных, экономик с менее защищенными в открытом глобализацией мировом пространстве была отмечена потрясениями.

Глобализация закрепила складывавшееся в мировой капиталистической системе разделение труда, в котором развитым странам доставалась экономика знаний с ее творческим характером труда и информационными технологиями, а развивающимся – реальная экономика, призванная обеспечить развитие «первого эшелона» стран. В последней группе можно отнести не только страны Центральной Америки, но и Мексику, как это ни покажется обидным ее властям.

Принятие Мексикой неолиберальной экономической модели при президенте Мигеле де ля Мадрид (1982 – 1988) и последующее вступление страны в НАФТА (1994 г.), которое стало кульминацией политики открытия национальной экономики, оказали негативное влияние на развитие страны, а в сочетании с ростом насилия «подстегнули» эмиграцию. То же можно сказать и об экономиках центральноамериканских стран, ситуация в которых усложняется аграрно-сервисным характером, небольшими масштабами, нехваткой финансов, слабым образованием, неспособностью правительств справляться с вызовами, возникающими в процессе трансформации экономик и включением их в глобальные рынки.

В результате структурных реформ конца ХХ в. в этих странах была создана экономика, неспособная создавать новые рабочие места в количестве, достаточном для достойного уровня занятости. Можно согласиться с Рикардо Домингесом Гуадаррама, исследователем из автономного Университета Мексики, который утверждает, что надо «говорить не только о потерянном десятилетии (80-е годы 20 в.), но о трех десятилетиях регресса в …в регионе» [9. Р. 30]. Именно небывалый рост миграции служит доказательством неудовлетворительного развития стран региона в рамках выбранной ими модели: население этих стран «голосует ногами», покидая свою родину в поисках лучшей жизни.

Последние десятилетия прошлого века могут быть охарактеризованы как в высшей степени конфликтное и противоречивое встраивание Центральной Америки в мировую экономику и глобальное общество. К миграции людей подталкивают процессы, делающие их жизнь невозможной: негативные последствия неолиберальных реформ, которыми власти пытались «вписать» экономику своих стран в мировой рынок, ухудшение экологической ситуации. Они решились на эмиграцию потому, что ничего не получили от экономических преобразований, оказались «выброшенными» из новой реальности, в которой их традиционная, но уже «денационализированная» экономика была уничтожена [17. Р. 71]. И даже небольшой рост последних нескольких лет в Центральной Америке и Мексике не сокращает масштабы миграции.

При этом важно не только прямое воздействие экономической ситуации на миграцию, связанное с невозможностью обеспечить растущее население рабочими местами, но косвенное влияние - крушение у людей последних надежд на достойную жизнь и возможность выбраться из нищеты, разрушение социальной жизни в этих государствах.

В Центральной Америке к экономическим причинам добавляются и политическое насилие, разгул уличных банд и криминальных структур в целом, хроническая коррупция на всех уровнях, в первую очередь в полиции и органах местного управления. 70% опрошенных центральноамериканских мигрантов в качестве причины миграции назвали страх за свою жизнь, 20% хотели воссоединиться со своей семьей и 10% искали лучшего будущего и хотели помочь своей семье [7]. Таким образом, только у 10% мигрантов причиной миграции стали экономические причины.

Вызывают миграцию из стран Центральной Америки и факторы, которые, не являясь чисто экономическими, связаны с характером экономического развития, - например, деградация окружающей среды из-за деятельности транснациональных компаний. Она часто сопровождается интенсивным использованием и эрозией почв, опустыниванием и засолением земель, а также подземных источников питьевой воды. [20. Р. 4]. Реализация крупных проектов, как ни парадоксально, тоже может способствовать эмиграции: примером может служить народ гарифуна в Гондурасе, который лишается своих земель из-за реализации крупными корпорациями ряда мегапроектов. (Гарифуна - «черные карибы» - народ, проживающий на Карибском побережье Центральной Америки и островах Карибского моря. Большая часть проживает на атлантическом побережье Гондураса. Планы по развитию туризма и так называемых «зон занятости и экономического развития» (города-модели) сопровождаются вытеснением гарифуна с их земель, что лишает их средств к существованию и вынуждает эмигрировать.)

Фактором миграции в Центральной Америке больше, чем где-либо, являются всевозможные стихийные бедствия: землетрясения, вулканы, наводнения, ураганы, оползни засухи, засоление земель, эрозия почв и обезлесивание. Так, по данным ООН, Гондурас — одна из стран, в наибольшей степени подверженных ураганам (за последние 30 лет он пережил 12 крупных ураганов; ущерб от самого разрушительного урагана Митч (1998 г.) составил 72% ВВП) и наводнениям.

Особенности миграции в регионе

Прежде всего надо отметить ориентацию миграционных потоков - как легальных, так и нелегальных - на США. Из 41,35 млн. проживавших в США в 2013 г. мигрантов 11,58 млн (28%) являлись выходцами из Мексики [14. Р. 6]. Для мигрантов Центральной Америки США также являются конечной целью путешествия. Так, 90% гондурасцев, решивших уехать из страны, завершают свой путь в США, где проживает 14% населения этой центральноамериканской страны [19].

Иммиграция в США из Латинской Америки носит преимущественно мексикано-центральноамериканский характер. Такая ситуация стала наблюдаться в странах Центральной Америки с начала 1980-х годов. Если в 1970 г. доля эмигрантов оттуда, оседавших в других странах субрегиона, составляла 50,2%, то к 1990 г. она снизилась до 7,5%, в то время как количество мигрантов, направлявшихся в США, за этот же период возросло соответственно с 49,8% до 92,5% [13. Р. 127].

Центральная Америка наиболее вовлечена в орбиту политики США, зависима от их рынка, политически и идеологически встроена в их систему, ориентированную на массовое потребление и на  американский образ жизни. Такая зависимость означает, что отношения между регионом и США вышли за рамки межгосударственных и распространились на сферу общественного воспроизводства.

Эта ситуация делает данные миграционные потоки крайне зависимыми от политической и экономической ситуации в США. Политически — потому что миграция становится рычагом воздействия на страны-доноры и инструментом манипулирования общественным мнением внутри стран Центральной Америки. Экономически — потому что ухудшение состояния экономики, как, например, после кризиса 2008 г., или ее оживление, которое началось несколько лет назад, влияет на колебание спроса на рабочую силу в США. Это может снижать легальную миграцию, но никак не отражается на нелегальных потоках.

Важной чертой региональной миграции, которая характерна не только для рассматриваемых стран, но и для других, является значительная доля нелегальной составляющей. 62% мексиканских мигрантов в США, 46% мигрантов из Сальвадора, 60% - из Гватемалы и 68% - из Гондураса были нелегалами. С 2000 по 2010 гг. число нелегальных мигрантов из Мексики выросло на 42%, Сальвадора – на 44%, из Гватемалы – на 79%, Гондураса – на 106% [13. Р. 5].

В последние десятилетия половозрастной состав миграции менялся следующим образом: в 70-80-е гг. ХХ в. преобладали взрослые мужчины, в конце столетия стала расти доля женщин, в последние годы резко растет  доля несовершеннолетних детей, выезжающих из своих стран без сопровождения взрослых. Это явление характерно именно для стран Центральной Америки — Гондураса (он занимает «печальное» лидерство в детской эмиграции), Сальвадора, Гватемалы. По данным Всемирного банка, 67% молодых людей в трудоспособном возрасте покидают свои страны этого региона [24]. Нарастание идет лавинообразно: за два года число детей без родителей, задержанных на границе с США, возросло в 5 (!) раз. Если с сентября по октябрь 2011 г. было задержано 4 059 детей из упомянутых стран, то за этот же период 2012 г. – уже 10 443, а в 2013 г. – 21 537.

Число несовершеннолетних мигрантов, задержанных на границе Мексики и США за первые 9 месяцев 2014 г., увеличилось на 117%, при этом самая многочисленная возрастная группа – дети до 12 лет (а число несовершеннолетних от 13 до 17 лет за этот же период увеличилось на 12%) [12]. По оценкам, около 65 тыс. детей (до 17 лет) были задержаны американскими пограничными патрулями в 2014 финансовом году (1.10.2013 — 30.09.2014). Из них 500 детей были в возрасте до 5 лет, 1300 — от 5 до 12 лет  и около 63 200 — от 13 до 17 лет. [7]. Это позволяет говорить о гуманитарном кризисе на мексиканско-американской границе [15].

Причины детской миграции - стремление воссоединиться с семьями, ранее эмигрировавшими в США; бегство от нищеты и насилия (в том числе семейного), которые царят в этих странах; быстрый рост населения, при котором его значительную часть составляют люди в возрасте 15-24 лет, а экономика не способна задействовать новые рабочие руки. Дети из стран Центральной Америки и Мексики, проживающие без родителей, появились в США и из-за их собственной политики: родители-нелегалы депортируются из страны, а их дети, если они родились в стране, остаются на попечении американского государства.

Новая тенденция – рост доли женщин, которые направляются в США в одиночку либо с семьей. В некоторых странах региона женщины составляют уже большую часть мигрантов. Эта «феминизация» миграции связана с трансформацией рынка труда и с изменением положения женщин в обществе: все чаще они ищут независимости и свободы; кроме того, многие женщины отправляются за границу в поисках лучшей работы, более высокой зарплаты и карьерного роста. Если раньше женщины приезжали в США в качестве сопровождающих (мужа, отца, брата) или для воссоединения с работающим мужем, то сейчас они сами ищут работу.

В случае Мексики и особенно Центральной Америки речь идет не столько о поиске лучшей работы, сколько о любой занятости, чтобы выжить и обеспечить семью и, в первую очередь, детей. Часто женщины вынуждены идти на это, т. к. мужья, уехавшие на заработки в США, исчезают или перестают присылать деньги. По данным гражданских организаций Мексики, в 2011 г. 20% всех транзитных мигрантов из Центральной Америки составляли женщины. Из 11,8 млн. мексиканских мигрантов на территории США 5,8 млн. или почти половина – женщины (2013) [9, p. 5].

Женская миграция продолжает «набирать обороты»: так, в Мексике за 2007-2013 гг. на фоне снижения числа мигрантов-мужчин (более чем на 400 тыс.) наблюдался рост мигрантов-женщин (на 275 тыс.); в странах Центральной Америки за этот же период число женщин в миграционных потоках сравнялось с числом мужчин (прирост в обоих случаях на 275 тыс.) [12. Р. 8].

Эта же тенденция характерна и для подростковой миграции: число несовершеннолетних девочек, едущих в США без сопровождения взрослых, в 2014 г. возросло на 77%, в то время как мальчиков – на 8% [11].

Женщины-мигранты сталкиваются с бóльшими препятствиями, чем мигранты-мужчины. Они, как и дети, оказываются наиболее беззащитными перед различными злоупотреблениями. К трудностям материального характера, опасностям, связанным с криминогенной ситуацией и насилием, добавляются и обусловленные именно женским характером миграции. Это в первую очередь сексуальное насилие: 60-80% женщин-мигрантов на пути по территории Мексики вынуждены оплачивать дорогу «телом» [25].

Начало 2000-х годов отмечено новыми явлениями:  мигрантами становятся не только те, кто бежит от бедности, но и вполне устроенные граждане. С 2009 по 2012 гг. 65% мигрантов из стран региона имели работу в своей стране, из них 61% работали в сельском хозяйстве, сфере услуг или строительстве [16. Р. 15]. Так, гватемальский мигрант начала 2000-х годов – это человек с образованием выше среднего и имеющий работу: почти 95% (2005 г.) эмигрантов не являлись безработными в своей стране [18. Р. 108]. Причина миграции кроется в «идеологических» моментах: навязываемая медиа западная модель потребления требует другого уровня оплаты труда, недостижимого в странах региона, но который, как надеются мигранты, они смогут получить в США.

Новой тенденцией стала миграция национальных элит, что особенно заметно в Мексике. Нынешняя модель глобального мира ведет к отказу лиц этой категории нести ответственность за то их собственную страну. Они ни за что не отвечают и просто покидают пространство, которое сами же сделали невыносимым для жизни. Недавняя тенденция в мексиканской миграции – эмиграция богатых, предпринимательской и управленческой элиты, которые бегут от насилия и отсутствия безопасности у себя дома. Только из города Сьюдад Хуарес в 2010 г., например, переехало в соседний город Эль Пасо, штат Техас, более 230 тыс. человек, оставив около 20 тыс. брошенных домов [21]. В первую очередь «бегут» состоятельные граждане или государственные чиновники. Из Мексики в Техас перевезли свои семьи алькальд города Монтеррей Фернандо Ларрасабаль и губернатор штата Нуэво-Леон Родриго Медина. Таким образом, можно уверенно говорить о появлении в регионе новых субъектов миграции – людей с высшим образованием, представителей элиты и чиновничества, бегущих от конфликтов на родине.

Последствия миграции

Последствия миграции для всех участников негативны. В первую очередь это объясняется ее нелегальным характером, который делает мигрантов уязвимыми не только с точки зрения незаконного пребывания в принимающей стране, но и для преступных группировок, а также полицейского и чиновничьего произвола.

Миграционные потоки в регионе давно взяты под контроль криминальными структурами, в том числе мексиканскими наркокартелями, центральноамериканскими бандами (марас), которые продают мигрантов в публичные дома и на принудительные работы. По данным Мезоамериканского миграционного движения, только в Мексике ежегодно похищается около 20 тыс. мигрантов, с 2006 по 2016 гг. от 72 тыс. до 120 тыс. мигрантов пропали без вести, а на территории Мексики было обнаружено 174 тайных массовых захоронения [7].

Основные виды преступлений против мигрантов: кражи, вымогательство, злоупотребления со стороны властей, похищения, включая детей, торговля людьми (для сексуальной эксплуатации, принудительных работ, изъятия органов и др.), сексуальное насилие над женщинами. В Мексике ежегодный доход от торговли людьми составляет около 10 млрд. долларов. Она является вторым после Таиланда «поставщиком» людей в США [7]. Другой стороной торговли людьми становится торговля органами, которая выросла за последнее время.

Насилие в отношении мигрантов, едущих через Мексику в США, достигло небывалых масштабов. Специалисты обращают внимание на свидетельства, позволяющие утверждать, что преступные организации Мексики наладили связи с криминальными группировками в ряде районов Центральный Америки для совместной преступной деятельности в отношении мигрантов [16].

Примером может служить деятельность самой жестокой преступной группы Мексики «Лас Сетас», которая с 2007 г. стала заниматься похищением мигрантов и торговлей ими, вымогательством, а также иными преступными способами использования миграции. Организованные преступные группировки анализируют потоки транзитных миграций, отслеживая формирование групп мигрантов, их передвижения, маршруты, формы и способы перемещения, внедряют своих людей в готовящиеся к отъезду группы. В этой преступной цепочке участвуют и граждане центральноамериканских стран (по принуждению, по убеждению или как участники преступной деятельности). Выходцы из Центральной Америки занимаются обнаружением, отбором, формированием групп, сопровождением и передачей мигрантов вооруженным преступным группировкам, непосредственно занимающимся похищением.

Уязвимость центральноамериканских нелегальных транзитных мигрантов возрастает, поскольку в потоки включается все большее число людей, не имеющих миграционного опыта, не включенных в социальные сети и не имеющих средств для путешествия в США. Наиболее распространена эта ситуация среди выходцев из Гондураса и в целом среди тех, кто в качестве «гарантии оплаты» долга закладывает свое имущество и даже своих близких (цена путешествия составляет в среднем около 7000 долларов США) [13].

Негативные последствия миграции в большей степени сказываются на странах-донорах. По оценкам Всемирного банка, исход мигрантов обходится правительствам стран Центральной Америки в 80 млрд. долларов (утечка мозгов и расходы на репатриацию задержанных мигрантов) [24]. Если опираться на эти данные, материальный урон от миграции перекрывает выгоды от денежных переводов мигрантов, на которые ссылаются сторонники миграции как на положительный фактор.

В Мексике, хотя по объему получаемых денежных переводов она занимает первое место в регионе (24,3 млрд. долларов), доля таких переводов в ВВП составляет всего 2,1%. Но в странах северного треугольника этот показатель довольно значителен (см. таблицу).

Но, несмотря на это, объем денежных переводов в страны Центральной Америки много меньше материального ущерба, о котором говорят специалисты Всемирного банка.

 Доля денежных переводов мигрантов в ВВП, 2015 г.

Страна

Денежные переводы мигрантов

млрд долл.

ВВП

млрд долл.

Доля переводов в ВВП, %

Мексика

24,3

1 144,0

2,1

Гватемала

6,0

63,79

9,4

Гондурас

3,3

20,15

16,4

Сальвадор

4,0

25,85

15,5

Источник: http://www.migrationpolicy.org/programs/data-hub/global-remittances-guide (дата обращения: 23.09.2016); http://data.worldbank.org/country (дата обращения: 23.09.2016).

 

Кроме того, переводы лишь поддерживают уровень жизни населения; в остальном их роль в экономике сводится к расширению внутреннего спроса. Так, в Гондурасе 69,5% поступлений шло на удовлетворение ежедневных потребностей населения, 23,2% - на образование, здравоохранение и строительство жилья и только 5,1% - на накопление и инвестиции. Иного ожидать трудно: денежные переводы родственников, в первую очередь, помогают оставшимся на родине не скатиться окончательно за черту нищеты.

Но потери от миграции не сводятся к экономике. Происходит обезлюдивание значительных территорий, разрушается местное хозяйство. Обществу наносится социальный и психологический ущерб: эрозия человеческого капитала, трансформация семейных отношений, распад семей, разрыв поколений и деградация института семьи в целом. Дети эмигрантов остаются на попечении других родственников или старших детей. В первом случае нередко их рассматривают как обузу, “лишние рты” со всеми вытекающими последствиями. Во втором – старшие дети просто не умеют и не могут обеспечить нормальную жизнь своим младшим сестрам или братьям. Это стимулирует миграцию детей, которые отправляются в чужую страну в поисках своих родителей.

Миграционные власти центральноамериканских стран говорят и о том, что миграция несовершеннолетних детей без сопровождения взрослых из Гондураса, Гватемалы и Сальвадора искусственно стимулировалась преступниками, контролирующими региональные сети по переправке нелегальных мигрантов. Они распространяли ложные слухи о том, что США проведут временную миграционную амнистию для тех, кто уже находится в стране и хочет нормализовать свое положение, независимо от того, въехали они легально или нелегально [15].

Миграция раскалывает общество, повышает социальное неравенство. Имеющие возможность и силы уезжают; остальные погружаются в нищету. Уезжающие хотят или должны вписаться в новую среду в ущерб собственной традиции. Не став своими в чужой стране, они становятся чужими в своей (в случае депортации или добровольного возвращения). Нередко после депортации они оказываются в преступных бандах.

Обострение миграционных проблем, бесправное положение мигрантов, стремление защитить их права заставляет специалистов задуматься над более общими вопросами, связанными с понятиями «национальное государство», «гражданство», «единство общества» и др. Эти вопросы, как правило, остаются за рамками дискуссий о миграции. Но они имеют огромное значение для оценки социально-психологического состояния и динамики общества, граждане которого мигрируют в чужие страны. Миграция - один из факторов размывания «гражданства», как принадлежности к одному политическому сообществу, воплощаемому в государстве-нации, что ведет к тому, что связи, устанавливаемые поверх рамок этого государства, оказываются важнее, действеннее, чем чувство этой принадлежности. То есть миграция становится фактором разрушения не только «социальной ткани», но и самого национального государства.

Костариканский социолог, специалист по миграции Абелардо Моралес Гамбоа пишет, что миграционные процессы в Центральной Америке ставят перед нами проблему справедливости и принадлежности: в первом случае, согласно концепции гражданства, значительная часть индивидуумов, чье существование связано с миграцией, лишается его. Во втором – миграция означает для них потерю статуса полноправного члена определенного территориального сообщества [17. P. 71]. В результате мы имеем бесправных мигрантов, которые лишаются защиты своей страны и не получают ее в стране принимающей.

Помимо раскола общества, окончательно рвется связь граждан со своим государством, что ведет к своего рода «дегражданизации». Наблюдается расхождение между демократическим гражданством как принадлежностью к национальному государству, то есть к одному политическому сообществу, и социально-культурной принадлежностью как принадлежностью к негосударственным организациям и сообществам, к которым относятся, в частности, неформальные социальные сети или вненациональные объединения. Отношения, устанавливаемые в рамках таких объединений, становятся более важными для людей, особенно мигрантов, чем отношения, которые должны связывать граждан одной страны [13. P. 63].

В той мере, в какой глобализация сопровождается разрушением механизмов социального и политического согласия, когда рвется связь между глобализированной экономикой и культурой, индивидуальный опыт десоциализируется; личность уходит в прошлое. И тут появляются социальные сети как коллективный ресурс, с помощью которого люди пытаются заполнить пустоту, образовавшуюся в результате отсутствия механизма социального взаимодействия [13. P. 41]. Опора на неформальные институты и мигрантские сети сопровождается социальной исключенностью, анклавизацией и геттоизацией, хотя при этом является одной из стратегий адаптации самих мигрантов к дискриминации.

Еще одно следствие миграции - создание миграционной субкультуры. Хотя уровень бедности и нищеты снизился, он остается высоким. Основные экономические возможности населения стран региона, особенно в Гондурасе, Сальвадоре и Гватемале, основываются на денежных переводах из США. Молодежь воспринимает северного соседа как источник денег и место, где у членов их семей и знакомых жизнь лучше; естественно, они тоже хотят попытать счастья. В подталкивании к миграции немалую роль играют социальные сети и медиа, которые дают не реальную картину жизни в принимающей стране, а некий идеальный образ места, которое много лучше их родной деревни или города, где есть работа, где зарабатывают деньги, где примут, помогут и устроят.

В Латинской Америке средства массовой информации ориентированы в большинстве случаев на восхваление США. Именно поэтому «американская мечта», основанная на возможности материального успеха каждого, стала для мигрантов «путеводной звездой» на пути поиска лучшей доли. Массовому перемещению людей способствует и развитие новых технологий и новых форм коммуникаций, которые сокращают расстояния, глобализируя и делая якобы более равными возможности [3]. Перевозчики нелегальных мигрантов активно используют Facebook и Skype. Власти Гондураса заявляли о том, что контрабандисты даже «рекламируют» свои услуги через сельские радиостанции. Это заставляет задуматься, насколько цинично оценивать достижения страны по доле граждан, подключенных к Интернету. Интернет в небольшом населенном пункте, где люди не имеют работы и надежд на достойную жизнь, не является показателем прогресса общества.

Ответ, которые многие правительства ищут перед вызовами миграции, заключается в защите прав мигрантов. Таков, например, был ответ мексиканских властей в 1990-е гг. на рост миграции в США и меры, принимаемые последними, чтобы сдержать поток мексиканцев (расширение консульской сети в Америке, налаживание контактов и связей с мексиканскими диаспорами и др.). Мексиканские чиновники стали активнее участвовать в изучении проблем двусторонних отношений, включая миграцию. Эти начальные шаги были прерваны переговорами по Договору о свободной торговле. Хотя он не касался темы миграции, но рассматривался как косвенный ответ на нее: обе стороны считали, что торговая либерализация будет сближать экономики стран-участниц, устраняя причины эмиграции мексиканцев.

Стратегия переговоров с США не привела к их отказу от односторонних мер против миграции из Мексики, поэтому взаимопонимание осталось недостижимой мечтой. Анализ тем, поднимавшихся во время дискуссий и переговоров, и мер мексиканского правительства в ответ на действия США показывает их связь с защитой прав мексиканских иммигрантов и облегчением доступа мексиканцев на американский рынок труда. Но обсуждения проблем экономического развития и помощи, которую могли оказать США, в том числе в рамках НАФТА, не произошло.

Принимаемые меры подчас приносят противоположный ожидаемому эффект. Так,  закон о реформе и контроле за иммиграцией, которые США приняли в 1986 г., не только не сократил миграционные потоки, но и стимулировал постоянную миграцию и миграцию с длительными сроками пребывания в противовес традиционной модели циркулирующей миграции. Мигранты боялись выезжать, как это было раньше, например, чтобы навестить своих родных и близких, т.к. их могли не пустить обратно.

Это касается и центральноамериканских мигрантов, едущих в США через территорию Мексики, которые находятся в еще худшем положении, чем мексиканские, поскольку им приходится преодолевать путь более длинный, дорогой и опасный. Они чаще оказываются жертвами преступных групп и, при этом, лишены всякой защиты со стороны государства, как своего, так и мексиканского.

Еще одна часто обсуждаемая в регионе проблема — соблюдение прав человека в отношении мигрантов. Вместе с ней поднимается и вопрос о соотношении закона и справедливости [11. P. 150-151]. Опыт транзитных или нелегальных мигрантов заставляет признать: международное право, основанное на парадигме государства-нации, не решает проблему юридической несостоятельности мигранта в стране транзита или стране-доноре [6. P. 164]. Авторы исследования «Нелегальная центральноамериканская миграция» ставят вопрос о восстановлении принципа экстерриториальности права (justicia), что означает выведение его за границы государств и за пределы всякой нормативной разумности (racionalidad), на которой стоит государство-нация.

Такой подход подводит нас к проблеме соотношения глобализации и государства-нации, в котором народ принадлежит к определенной политической общности и обладает правами, проистекающими из факта этой принадлежности. В отношении миграции мир делится как бы на две части. Страны-доноры и защитники прав мигрантов сосредоточены на критике мер, предпринимаемых принимающими странами для защиты своего пространства в рамках своих границ (я не говорю сейчас о причинах принятия этих мер и их, возможно, скрытых мотивах), вопросах открытия границ принимающих стран для мигрантов. Они пытаются придать миграции естественный характер, говоря о том, что человеку свойственно менять место жительства и находиться в движении. А значит, все мы в той или иной мере мигранты, и нельзя запретить людям перемещаться.

Это утверждение спорно. Люди уже более двух тысяч лет назад перешли к оседлому образу жизни, который исторически рассматривался как шаг вперед по сравнению с кочевничеством. С другой стороны, сдерживание миграционных потоков сейчас является одним из препятствий на пути разрушения национального государства.

Миграция для властей таких стран-доноров, как страны Центральной Америки и в какой-то степени Мексика, является способом «стравить пар» социального недовольства и снизить напряженность в обществе.

Абелардо Моралес Гамбоа считает, что эмигрантов можно назвать героями, которые своим отъездом позволяют избежать социальных взрывов и потрясений, хотя этот их «героизм стоил боли, одиночества, крови, а многим и жизни» [17. P. 71]. Можно спорить с таким взглядом на миграцию, но нельзя не согласиться, что она снижает социальную напряженность в обществе. Однако взгляд на миграцию как на «спасательный круг», при которым обычно в качестве аргумента используют данные о денежных переводах мигрантов, не мотивирует власти этих стран к проведению более активной экономической политики.

«В русле «философии глобализма» элитам стран, даже отсталых, внушается иллюзия сопричастности и членства в мировом клубе олигархии, а народу – абсолютно ложное понимание гражданского общества, уничтожающее нацию как преемственно живущий организм с целями и ценностями национального бытия» [1]. Эта закономерность касается и рассматриваемого региона. В жизненном опыте выходца из Центральной Америки, например, который эмигрировал за пределы своего государства, территория последнего часто сведена до тотема, который олицетворяет собой потерянный рай. Реальное же пространство воспроизводства и коллективной идентификации ему не соответствует [17. P. 71].

В Мексике и странах Центральной Америки принято считать, что миграция –не преступление, а право. Хотя свобода передвижения является одним из важнейших прав человека, глобализация не привеля к отмиранию национального государства и его границ. Более того, реакцией на усиление миграции стал рост националистических настроений. Защищая права мигрантов, нельзя забывать и о правах собственных граждан. Трудно ожидать от населения, которое само страдает от унижения, насилия, нищеты и нарушения элементарных прав, хорошего отношения к мигрантам. И дело здесь не в ксенофобии, в чем часто пытаются обвинить местное население. По мнению социологов, люди, испытавшие насилие, меньше склонны войти в положение мигрантов.

Другая сторона, опираясь на концепцию национального государства, пытается защитить своих граждан, говорит о размывании национальной идентичности, потере культурной самобытности, и в конце концов, о создании новых угроз внутри страны. Эта точка зрения имеет основание, особенно, если мы вспомним о провале политики мультикультурализма в Европе и попыток интегрировать мигрантов в европейское общество. Но в случае с современными мексиканскими и центральноамериканскими мигрантами в США речь об интеграции в американское общество даже не идет. Несмотря на риторику некоторых политиков, заявляющих о том, что надо хорошо относится к мигрантам, что США и были созданы мигрантами, отношение к ним сейчас совершенно иное: это – проблема и «головная боль» [3. С. 127-135]. Политика жесткого контроля и устрашения США в отношении мигрантов привела к небывалому росту насилия в отношении мигрантов в Центральной Америке и Мексике и усилению позиции групп, экономически заинтересованных в нелегальной миграции [6].

Если надежда на на улучшение миграционной ситуации в рассматриваемом регионе? Практически нет: слишком сильно различаются подходы и разные интересы участников этих процессов. Еще в 1996 г. на региональной конференции по проблемам миграции в г. Пуэбла (Мексика) главы стран Северной (США, Мексика, Канада) и Центральной Америки признавали различия между их странами в понимании причин, масштабов и последствий миграции. Они согласились, что комплексный, объективный и долгосрочный подход будет способствовать лучшему пониманию, помогать противостоять действиям, направленным против мигрантов, и укреплять связи между странами-участницами [22. P. 123]. Однако за 20 лет ситуация практически не изменилась. Правительства стран все также не могут прийти к согласию по проблемам мигрантов.

Страны-доноры не ставят эту проблему в рамках государственной политики. Вопрос эмиграции поднимается на дипломатическом уровне и только тогда, когда надо привлечь внимание к положению соотечественников за границей. Отсутствует сотрудничество и взаимная ответственность за мигрантов среди вовлеченных в этот процесс стран.

К этому добавляется криминализация среды мигрантов, в первую очередь транзитных, которая наблюдается, в частности в Мексике в последние полтора десятилетия. В этом отношении страна по сути имитирует американскую миграционную политику. Именно поэтому страны Центральной Америки ставят вопрос об изменении подхода к миграции. Они призывают отойти от полицейского подхода, который рассматривает миграцию как риск, делая упор на общественную безопасность, и возводить миграционную политику в ранг государственной, которая признает за данным явлением собственную сложную динамику и исходит из того, что миграция несет в себе как риски, так и возможности [23. P. 82].

 

Литература

  1. Акопов П. «Нельзя объяснить слепому, что здесь темно» // Взгляд. 16.01.2014. – http://www.vz.ru/politics/2014/1/16/666224.html (дата обращения: 23.09.2016).
  2. Делягин М. Г. Некоторые современные аспекты миграционной политики // Демографические перспективы России. М., 2008.
  3. Кудеярова Н. Ю. Проблема нелегальной латиноамериканской миграции в США: пространство непримиримого противостояния // Вестник СПбГУ. 2015. Сер. 6. Вып. 3.
  4. Рязанцев С. В., Ткаченко М. Ф. Мировой рынок труда и международная миграция. М., 2010.
  5. Рязанцев С. Миграционные тренды и международная безопасность. Международные процессы. 2003. Т. 1. № 3.
  6. Briscoe I. El muro y los desesperados: la migración desde Centroamérica a pesar de todo. – https://www.crisisgroup.org/es/latin-america-caribbean/central-america/el-muro-y-los-desesperados-la-migracion-desde-centroamerica-pesar-de-todo (Дата обращения 01.09.2016).
  7. Central American migration. – https://movimientomigrantemesoamericano.org/2016/07/13/central-american-migration/ (дата обращения: 02.08.2016).
  8. Colussi M. Migraciones, ¿un problema en el siglo XXI? - http://www.rebelion.org/noticia.php?id=75141 (дата обращения 19.08.2016).
  9. Domínguez Guadarrama R. Neoliberalismo en América Latina y política antimigratoria estadounidense; impactos en la migración hispana (1990-2012) // Acta Universitaria. 2013. Vol. 23. No. 1. Р. 27 – 36.
  10. EMIF SUR 2013. Red de Documentación. 2013.
  11. García Aguilar M. C.,  Tarrío García M. Migración irregular centroamericana // Migraciones en el Sur de México y Centroamérica. México, 2008.
  12. Guía animada: los menores migrantes que llegan solos a la frontera de EU - http://www.animalpolitico.com/2014/09/guia-animada-los-menores-migrantes-que-llegan-solos-la-frontera-de-eu
  13. La diáspora de la posguerra. Regionalismo de los migrantes y dinámicas territoriales en América Central. San José, 2007.
  14. La migración femenina y el ingreso de México por remesas. México, 2015.
  15. Meléndez J. Centroamérica pide a EEUU un enfoque humanitario en la crisis migratoria // El País. 28.06.2014. – http://internacional.elpais.com/internacional/2014/06/28/actualidad/1403910695_271397.html) (дата обращения:19.08.2016).
  16. Migración centroamericana en tránsito por México hacia Estados Unidos: Diagnóstico y recomendaciones. México, D.F., 2014.
  17. Morales Gamboa A. Migraciones, Regionalismo Y Ciudadanía еn Centroamérica // Migraciones en el Sur de México y Centroamérica. México, 2008.
  18. Palma I., Dardón J. La emigración de guatemaltecos a Estados Unidos. - En: Migraciones en el Sur de México y Centroamérica. México, 2008.
  19. Puerta R. Realidades en la migración hondureña internacional // http://www.proceso.hn/zona/0030_realidad.htm (дата обращения: 23.09.2016).
  20. Rodríguez Pizarro G. Estudio: Tendencias migratorias, Pautas y Marcos Legales de Migración en América Central. Iniciativa Nansen - Consulta Regional en América Centralю  Diciembre, 2013. – file:///C:/Users/x/Downloads/nansen%20estudio%20gr-%20enero%202014.pdf (дата обращения: 23.09.2016).
  21. Se dispara el éxodo de ricos de México a EU // La Jornada. 26.12.2010. - http://www.jornada.unam.mx/2010/12/26/politica/002n1pol (дата обращения 23.03.2014).
  22. Sojo C. La modernización sin Estado. Reflexiones en torno al desarrollo, la pobreza y la exclusión social en América Latina. San José: FLACSO, 2008.
  23. Sojo C. El mito del Preste Juan: regularización e inclusión social de la población migrante // Migraciones en el Sur de México y Centroamérica. México, 2008.
  24. Valls R. Migración de menores: la generación perdida de Centroamérica // El País. 04.07.2014. –  http://internacional.elpais.com/internacional/2014/07/04/actualidad/1404497589_067179.html (дата обращения: 03.08.2016).
  25. Ureste M. Crónicas desde “La Antesala del Infierno”.  –  http://www.animalpolitico.com/2012/12/cronicas-desde-la-antesala-del-infierno-parte-3/ (дата обращения 21.03.2014).
комментарии - 9
CharlesLot 8 июля 2017 г. 12:18:39

wh0cd59736 [url=http://genericprozac.us.com/]generic prozac[/url] [url=http://buydiclofenac.us.org/]Buy Diclofenac[/url] [url=http://buyatarax.us.org/]buy atarax[/url]

JasonSig 26 июля 2017 г. 10:41:59

1wykhfu43xi1n0a2o2

[url=http://baidu.com/]baidu[/url]

<a href=http://baidu.com/>baidu</a>

3r9c3qrpq4rhwjmr0g

JaonDuaro 7 августа 2017 г. 5:13:22

pfj082b5lai68ktz3s

[url=http://baidu.com/]baidu[/url]

qphxic69jt8rt9a6e0

kamagra oral jelly for sale in usa illegally 29 марта 2018 г. 1:09:24

kamagra oral jelly directions use
[url=http://kamagradxt.com/]buy kamagra 100 mg oral jelly[/url]
kamagra bezorgen rotterdam
<a href="http://kamagradxt.com/">kamagra oral jelly kaufen amazon</a>
kamagra kopen amsterdam
http://kamagradxt.com/
kamagra 100 gold ajanta

buy kamagra 100mg 30 марта 2018 г. 16:54:23

buy kamagra oral jelly online usa
[url=http://kamagradxt.com/]http://kamagradxt.com/[/url]
kamagra 100mg tablets side effects
<a href="http://kamagradxt.com/">kamagradxt.com</a>
kamagra oral jelly kaufen deutschland paypal
http://kamagradxt.com/
kamagra oral jelly wirkungsweise

taxi-vovrema.info 5 июля 2018 г. 19:06:29

такси аэропорт котельники

https://vk.com/taxi_vovrema
.

JamesSoons 28 июля 2018 г. 11:02:13

продвижение и поисковая оптимизация сайтов seo По всем возникшим вопросам Вы можете обратиться в скайп логин SEO PRO1 мы с удовольствием ответим на все интересующие вас вопросы...Анализ вашего интернет-проекта бесплатно

JamesSoons 31 июля 2018 г. 7:57:18

Заказать seo поисковую оптимизацию
сайтов услуга продвижения сайта По всем возникшим вопросам Вы можете обратиться в скайп логин SEO PRO1 мы с удовольствием ответим на все интересующие вас вопросы...Анализ вашего интернет-проекта бесплатно

Евгений 11 октября 2019 г. 23:45:16

Перезвоните мне пожалуйста по номеру. 8 (499) 322-46-85 Евгений.

Мой комментарий
captcha