Ранний опыт государственного строительства большевиков и Конституция РСФСР 1918 года    0   5420  | Официальные извинения    514   36028  | Становление корпоративизма в современной России. Угрозы и возможности    196   43495 

Компартии Китая - сто лет

Компартия Китая возникла под влиянием Великой Октябрьской Социалистической революции. В свое время Мао Цзэдун произнес сакраментальную фразу «Орудийные залпы Октябрьской революции донесли до нас марксизм-ленинизм. Идти по пути русских – таков был наш вывод».

Действительно, до октябрьских событий в России взоры всей прогрессивной китайской интеллигенции были обращены в сторону западных стран. В середине 10-х годов ХХ столетия появляется  «Движение за новую культуру», его орган - журнал «Синь циннянь» («Новая молодежь»). Лозунгами Движения  стали два понятия «Демократия и наука» – «госпожа Дэ» и «госпожа Сай» (от англ. democracy и science). В этом Движении объединились представители различных идеологических взглядов и политических пристрастий. Один из будущих руководителей Компартии, профессор Пекинского университета Чэнь Дусю писал тогда: «Тот, кто поддерживает госпожу Демократию, не может не выступать против конфуцианства, против ритуалов..., старых этических норм, старой политики; тот, кто поддерживает госпожу  Науку, не может не выступать против старого искусства, старой религии. Мы утверждаем, что только они могут спасти Китай от всякого мракобесия – в политике, этике, науке и идеологии» (1. С. 8). 

     *     *     *

Победа Октябрьской революции привела к размежеванию в кругах прогрессивной интеллигенции, многие её представители стали проявлять интерес к марксизму, в различных городах Китая появляются первые организации коммунистов. В июле 1921 г. в Шанхае в здании женской гимназии состоялось учредительное заседание Компартии Китая, которое из-за опасности быть раскрытым полицией вскоре было продолжено  на лодке на озере Наньху в городке Цзясин, в часе езды от Шанхая. Именно там произошло официальное создание Компартии. Съезд закончился скандированием негромкими голосами, едва ли не шепотом; «Да здравствует Коммунистическая партия Китая! Да здравствует Третий Коммунистический интернационал! Да здравствует коммунизм, - освободитель всего человечества!»

По предложению Мао Цзэдуна в 1941 г. днем основания КПК стало считаться 1 июля 1921 года. В работе съезда участвовало 13 делегатов, представлявших 50 с небольшим членов партии, и два представителя Коминтерна. Мне довелось несколько раз побывать в музее I съезда КПК. Первоначально он включал в себя лишь дом, где проходили первые заседания съезда. Впоследствии рядом с ним было построено специальное здание, где разместилась экспозиция, посвященная съезду. В экспозиции представлены фотографии всех его делегатов, в том числе двух из них, которые впоследствии оказались предателями. Следует заметить, что в настоящее время в китайской историографии господствует объективный подход к истории Компартии, деятельность членов руководства партии оценивается в соответствии с их реальным вкладом в конкретный исторический период, вне зависимости от совершенных ими ранее или впоследствии ошибок. Так, в частности, обстоит дело с оценкой исторической роли Чэнь Дусю, на пяти первых съездах избиравшегося Генеральным секретарем, а в 1929 г. исключенного из партии за троцкизм.

В 20–30 гг. Компартия Китая прошла сложный путь развития. Вначале ей пришлось пережить опыт сотрудничества с Гоминьданом (Национальной партией Китая - ГМД), созданной великим китайским революционером Сунь Ятсеном. Оно прервалось после его смерти в 1925 г. в результате предательства нового руководителя ГМД Чан Кайши. Затем Компартия начинает вооруженную борьбу против Гоминьдана, совершая в ходе её ряд левацких ошибок. Их причина состояла главным образом в отсутствии политического опыта и в революционном романтизме, что было вполне естественно. Вместе с тем китайским коммунистам удалось создать в Центральном Китае советские районы, власть в которых принадлежала им; здесь накапливался ценный опыт управления, пригодившийся через нескольких десятилетий. Войска Красной армии, руководимые Мао Цзэдуном и Чжу Дэ, смогли успешно отразить 4 карательных похода, организованных Чан Кайши. Они руководствовались следующей стратегией партизанской войны, которую выработал Мао Цзэдун:

«Враг наступает – мы отступаем.

Враг встает лагерем – мы наносим удар,

Враг устал – мы атакуем.

Враг отступает – мы настигаем,

В партизанской войне залог успеха 

Решительные наступления и отступления,

Заманивание врага вглубь территории,

Концентрация сил и закономерное поражение врага.

Уничтожение врага в маневренной войне» (3. С. 150).

Мао Цзэдун и Чжу Дэ отлично понимали, что воевать с регулярными войсками по правилам позиционной войны значит заранее обрекать себя на поражение. Этого не осознавал направленный в 1933 г. в советские районы Коминтерном в качестве военного советника немецкий коммунист Отто Браун (китайское имя - Ли Дэ). Окончивший ранее в Москве военную академию, О. Браун предложил Красной армии методы позиционной войны, в ходе которой она потерпела поражение во время пятого карательного похода Чан Кайши в 1934 г. в боях против регулярной армии Гоминьдана, лучше подготовленной и лучше  вооруженной

В январе 1935 г. руководителем Компартии Китая избрали Мао Цзэдуна. Это было обусловлено не только тем, что  он предложил правильную военную стратегию, но и тем, что за плечами у него уже имелся опыт руководства правительством в советских районах. Мао Цзэдун пришел к выводу, что «все беды берут свое начало в формализме, субъективизме и догматизме, широко распространенных в партийной среде, в слепом наложении на китайскую реальность опыта других стран и рассуждений и выводов учителей В. И. Ленина и И. В. Сталина, в упрощенном, механическом исполнении указаний консультантов из Коминтерна и Советского Союза» (3. С. 147).

Основываясь на практическом опыте, Мао Цзэдун постепенно приходит к собственному пониманию стратегии революционной борьбы в Китае. Оформление этого в теоретическую концепцию происходит в Яньани – революционной базе Компартии в северной части провинции Шэньси, куда Красная армия вступила в 1935 г., совершив за два года «Великий поход» длиной в 25 тыс. ли. В Яньани руководство Компартии находилось десять с лишним лет. Именно здесь Мао Цзэдун пишет целый ряд работ теоретического характера, в том числе о новой демократии. На VII съезде партии в мае 1945 г. предложенная им концепция получает официальное название «идеи Мао Цзэдуна», возникает китаизированный марксизм, который становится официальной идеологией Компартии.

  *     *     *

Во время советско-китайского конфликта в 60–70-е гг. прошлого столетия было высказано много критических слов  в адрес Компартии Китая. Значительная их часть была справедливой,  – например, относительно неприятия её руководством идей мирного сосуществования, многообразия методов построения социализма, общенародного характера Компартии и т. д. В то же время следует признать справедливость и точки зрения Компартии Китая о праве каждой партии определять курс своей деятельности, своей политики, учитывая национальные особенности своей страны, её классовый состав, историю и культуру. Нельзя поэтому отрицать заслугу Мао Цзэдуна в том, что он пытался приспособить общие принципы марксизма к конкретным условиям своей страны.

Было неверным и обвинение руководства КПК в мелкобуржуазном уклоне. Китай долго оставался крестьянской страной, где рабочий класс составлял незначительную часть населения. Учитывая это, Мао Цзэдун и выдвинул идеи «деревня окружает город», «главная вооруженная сила революции – крестьянство», «бедность порождает революцию», «винтовка рождает власть» и т. д. Вооруженные восстания в городах, на которых настаивали теоретики из Коминтерна и их последователи в КПК, были заранее обречены на провал, что и подтвердила практика революционной борьбы.

В 2002 г. автор этих строк побывал в Яньани, посетил места проживания там руководителей Компартии, в том числе Мао Цзэдуна. Он жил в очень простом трехкомнатном глинобитном домике, без каких-либо удобств. Условия других руководителей были не лучше, поскольку Яньань тогда был небольшим городом. Большинство красноармейцев жило в лессовых пещерах. Хотя в 2002 г. город значительно изменился в лучшую сторону, расширились его территории, появилось много зданий, в том числе корпуса вновь созданного университета, многие молодые преподаватели жили в лессовых пещерах. Посетил я и место, где проходил VII съезд КПК, оно оказалось открытой площадкой, где под крышей находилось лишь небольшое пространство для президиума съезда. От глинобитного здания, где размещался Пункт связи Коминтерна и Советского Союза с руководством КПК, остались лишь развалины. О его существовании напоминала сделанная из металла надпись. На ней, кроме упоминания о существовании Пункта связи, говорилось, что через него в Москву было сообщено о готовящемся нападении Германии на Советский Союз.

С самого момента образования Компартии Китая Советская Компартия прямо и через Коминтерн оказывала ей всестороннюю помощь - финансовую, организационную, политическую, кадровую и т. д. В Москве были созданы специальные учебные заведения для китайских коммунистов, во многих городах Советского Союза они проходили подготовку в военных училищах. Так, что в разное время в СССР учились Лю Шаоци, Чжу Дэ, Дэн Сяопин, Чэнь Юнь, Ян Шанькунь, Чжан Вэньтянь, Линь Бяо, Лю Бочэн, Не Жунчжэнь, Е Цзяньин, Жэнь Биши и многие, многие другие. Целый ряд китайских коммунистов после ранений проходили лечение в  советских госпиталях. Большую роль в окончательной победе КПК над ГМД сыграло предоставление ей Советским Союзом значительного объема военной техники в 1946–1949 годах. Представители ВКП(б) непосредственно участвовали в деятельности КПК, - правда, не все советы и рекомендации были адекватными, о чем уже говорилось выше. Но это не может перечеркнуть огромной роли советских коммунистов в становлении и развитии Компартии Китая[1].

 

Во второй половине 40-х годов Компартии Китая удалось одержать верх над Гоминьданом. 1 октября 1949 г. на карте мира появилось новое государство – Китайская Народная Республика. Перед китайскими коммунистами встала задача  строительства социалистического общества. В  первые годы народной власти были  успешно решены задачи восстановления народного хозяйства, проведена аграрная реформа, с помощью Советского Союза заложены основы промышленного развития,  построено 156  промышленных предприятий.

Но во второй половине 50-х гг. целый ряд руководящих работников на местах и в Центре стали выступать за ускорение темпов кооперирования сельского хозяйства. Их поддержал Мао Цзэдун, что привело к «большому скачку» и организации народных коммун. Печальные результаты этого эксперимента общеизвестны. Одновременно в стране развернулась широкая критика так называемых «правых элементов». В это время внедрялось «Движение по упорядочению стиля работы», целью которого было оздоровить обстановку в партийно-государственном аппарате и решить проблему отрыва членов партии и кадровых работников от народных масс. В ходе этого движения ряд деятелей демократических партий высказали серьезные замечания в адрес  отдельных руководящих работников компартии, за что были объявлены правыми элементами. «Более того, партийные комитеты и правительства на всех уровнях, соответствующие ведомства, демократические партии и все общественные организации бросились выискивать правых, всячески  добиваясь повышения квот на число выявленных оппортунистов лишь из страха быть обвиненными в недостаточной активности и «революционности». Некоторые негодяи воспользовались этой кампанией для устранения своих соперников, расправляясь с людьми, у которых были отличные от них собственные взгляды, или просто с теми, кто им не нравился» (3. С. 426).

«Слепое забегание вперед» в экономическом строительстве плюс расширение борьбы против правых в политической области нанесли серьезный ущерб строительству в Китае нового общества. Но еще более серьезные испытания ждали страну через десять лет, во времена «культурной революции», когда она оказалась в состоянии серьезнейшего политического и экономического кризиса. Идейной основой «культурной революции» являлась «теория продолжения революции при диктатуре пролетариата», которую выдвинул лично Мао Цзэдун. В то время он фактически перестал руководствоваться подлинными интересами государства, а исходил из своих, только ему понятных соображений. Это уже не был Мао Цзэдун яньаньского периода и первого десятилетия народного Китая.

Большое влияние на внутреннюю и внешнюю политику Китая в 60–70–80 гг. оказал китайско-советский конфликт. В нем были виноваты обе стороны. После выдвижения КПСС новых теоретических положений позиции КПК выглядели консервативными. Но спор из-за них привел к фактическому разрыву отношений. Несомненно, сыграли свою роль и личные амбиции. Авторитет И. В. Сталина в международном коммунистическом движении долгое время оставался непререкаем, его не мог поколебать даже конфликт СССР с Югославией в 1947 году. Н. С. Хрущев же, на мой взгляд, в глазах Мао Цзэдуна оставался лишь одним из коммунистических лидеров, не имевшим солидного политического багажа. В  Гражданской войне в России тот выполнял обязанности всего лишь политрука роты, в то время как Мао Цзэдун являлся одним из основателей Компартии Китая и привел её к победе; кроме того, в отличие от Хрущева, действительно был теоретиком. Поэтому он не мог признать за ним роль лидера мирового комдвижения, пусть тот и занимал пост руководителя КПСС.

Кроме того, Мао Цзэдун был не согласен с формой критики  Хрущевым Сталина в докладе на XX съезде КПСС. Он, по-видимому, считал, что такая критика должна иметь менее эмоциональную форму, быть научной, теоретической, чего в докладе не было. По мнению Мао Цзэдуна, избранная Хрущевым форма доклада, повлечет за собой серьезные последствия для самого Советского Союза и всего международного коммунистического движения, поскольку не была проведена предварительная серьезная идеологическая и политическая подготовка. Кроме того, он руководствовался и внутрикитайскими соображениями. Именно поэтому Мао Цзэдун определил, что заслуги и недостатки Сталина находятся в соотношении семь к трем.

Но подобный подход не означает, что Мао Цзэдун одобрял всю деятельность Сталина. По словам китайского исследователя Юй Юйцзюня, Мао Цзэдун придерживался мнения, что ошибки Сталина можно свести к семи пунктам: 1) доверять признаниям, полученным под пытками, – значит не считаться с законом; 2) в канун Второй мировой войны – недостаток бдительности, повлекший нападение фашистов на Советский Союз; 3) политика в отношении крестьянства нанесла вред союзу рабочих и крестьян; 4) насильственное и незаконное переселение некоторых этнических групп; 5) отрицание принципов коллективного руководства, склонность к лести; 6) волюнтаризм; 7) внешнеполитические ошибки в отношении Югославии и других стран (3. С. 391). В апреле 1956 г. в связи с подготовкой VIII съезда КПК Мао Цзэдун выступает с речью «О десяти важнейших взаимоотношениях», в которой изложены основные принципы социалистического строительства в Китае применительно к его особенностям. К сожалению, трудно объяснять, почему через несколько месяцев он отбросил эти принципы.

*    *     *

После смерти Мао Цзэдуна в 1976 г. в истории Китая наступает новый исторический период – осуществления политики реформ и открытости, провозглашенной в декабре 1978- го на 3-м пленуме ЦК КПК одиннадцатого созыва. Инициатором решений этого пленума явился Дэн Сяопин. Он не был теоретиком уровня Мао Цзэдуна, но у него за плечами имелся большой политический опыт, он дважды пережил опалу. Его отличало умение собирать вокруг себя единомышленников, талантливых аналитиков. Огромную поддержку Дэн Сяопину оказали ветераны партии, сознававшие необходимость перемен,  -  Чэнь Юнь, Бо Ибо, Е Цзяньин, Ян Шанкунь, Пэн Чжэнь и др.

Кратко политику реформ и открытости можно свести к следующим пунктам: отказ от общественной собственности на средства производства как единственной формы собственности; признание частной собственности законной; признание законным существование частных промышленных предприятий больших масштабов; существование различных способов распределения наряду с  главным – распределением по труду; предоставление крестьянам земли в длительное пользование; наличие индивидуальных крестьянских хозяйств как формы хозяйствования в деревне; наличие инструментов хозяйствования, характерных для капиталистического способа производства (акции, биржи и т. п.); признание законным неравенства в доходах (часть людей может становиться зажиточными раньше других); наличие в стране смешанных (с участием иностранного капитала) и полностью иностранных предприятий; регулирование деятельности предприятий, банков, финансовых компаний по международным правилам (в связи с вступлением Китая в ВТО); расширение социального состава компартии за счет приема в нее, кроме рабочих, крестьян, военнослужащих, интеллигентов, «передовых элементов других социальных слоев», в том числе частных предпринимателей; привлечение иностранных инвестиций; создание специальных экономических зон с преференциями для промышленных предприятий (в том числе частных и иностранных); широкое использование иностранного опыта и специалистов;   внедрение передового опыта в области науки и техники.

Если вспомнить исторический опыт СССР, китайская модернизация во многом напоминает ленинскую Новую экономическую политику (нэп), что признают и многие китайские аналитики. Социализм с китайской спецификой призван решить те социально-экономические задачи, которые не были решены в стране ранее – создание современной промышленности. Но решают ее иными способами, чем в СССР в 20-е гг., ибо пришли иные времена.

Появление китайского марксизма позволяет говорить, что существует много разновидностей марксизма, каждый из которых обладает национальным своеобразием, определяемым конкретными условиями той страны, которую он представляет.

Руководство КПК избрало единственно правильную в условиях своей страны модель модернизационного развития, которая позволила добиться громадных достижений в экономической и социальной областях. Она не соответствует общепринятым принципам социалистического строительства, которые излагались в работах Маркса, Энгельса, Ленина, Сталина, но отвечает национальным особенностям Китая.

Естественно, политика реформ и открытости принципиально отличалась от курса, проводившегося Мао Цзэдуном в последний период его жизни.

Чтобы предотвратить идейный хаос в сознании членов партии и всего населения, в июне 1981 г. было принято «Решение по некоторым вопросам истории нашей партии со времени образования КНР». В нем была дана оценка деятельности КПК на всем протяжении ее истории, в том числе и исторической роли Мао Цзэдуна.  Это позволило более полно представить и оценить деятельность Мао Цзэдуна, поскольку именно его теоретические и политические установки во многом обеспечили победу КПК в борьбе с Гоминьданом. Были смягчены оценки «культурной революции» по сравнению с высказываниями руководителей партии сразу после её окончания. Она расценивалась теперь как серьезная ошибка левого характера, совершенная великим пролетарским революционером. Ошибка Мао Цзэдуна как человека и исторической личности отделялись от «идей Мао Цзэдуна», которые определялись как «плод коллективного творчества» руководителей Компартии. Это позволило сохранить его авторитет как основателя нового Китая.

В тот же период была официально подтверждена  необходимость отстаивать четыре основные принципа  – социалистический путь, демократическую диктатуру народа, руководство Компартии Китая, марксизм-ленинизм и идеи Мао Цзэдуна. Эти четыре основных принципа неизменно входят в Устав партии.

Следует отметить еще одно важное обстоятельство - кампанию по реабилитации репрессированных членов КПК и обычных граждан, которая проходила с 1977 по 1981 годы. Всего в ходе этой кампании было реабилитировано более 3 млн человек, 100  тыс. представителей национальной буржуазии, 470 тыс. восстановлено в КПК (2. С 147, 149). Одновременно за действия, компрометировавшие Компартию, из ее рядов было исключено несколько десятков тысяч человек, проведены открытые судебные процессы над руководителями «культурной революции»[2], в том числе женой Мао Цзэдуна – Цзян Цин.

  *    *     *

Теоретической основой деятельности Компартии Китая является китаизировавнный марксизм. Первоначально речь шла о применении общих принципов марксизма к конкретным условиям Китая. Позднее стали говорить и о развитии марксизма применительно к специфике китайской революции и социалистического строительства в стране. Первой теоретической формой китаизированного марксизма стали «идеи Мао Цзэдуна». Они включают в себя положения, связанные с условиями завоевания коммунистами власти в Китае, т. е. с опорой на деревню, теорию новой демократии, представляющую собой единый фронт всех антиимпериалистических,  антифеодальных сил и программу социально-экономических преобразований в начальный период социалистического строительства. На политической сцене выразителем «идей Мао Цзэдуна» стало первое поколение китайских коммунистов во главе с Мао Цзэдуном.

Всего в современной китайской историографии таких поколений пять. Идейной основой второго поколения китайских коммунистов во главе с Дэн Сяопином, являются «теория Дэн Сяопина»  или «теория первоначального этапа строительства социализма». Ее практическим выражением стало выдвижение политики  реформ и открытости социализма с китайской спецификой.

Теоретической новацией, выдвинутой третьим поколением китайских коммунистов, явилась «важная идея тройного представительства». Речь шла о том, что КПК выражает интересы передовых производительных сил, интересы широких народных масс (тем самым объективно расширялись социальные рамки членства в Компартии), наконец, интересы передовой китайской культуры.

Четвертое поколение китайских коммунистов во главе с Ху Цзиньтао выдвинуло «концепцию научного развития», которая, как пишут в китайских публикациях, ответило на вопросы о том, «какое развитие следует осуществлять и как его следует осуществлять». Базовыми принципами этой концепции являются положение «человек как основа» и «всестороннее, скоординированное, устойчивое развитие».

После того, как в 2012 г. руководство в партии перешло к пятому поколению во главе с Си Цзиньпином, появились «идеи Си Цзиньпина о социализме с китайской спецификой в новую эпоху». В основе этих идей лежит несколько принципиальных положений .

Во-первых, углубление экономической реформы применительно к изменившимся условиям в глобальной экономике, ставка не только на экспортную экономику, но и на внутреннее потребление производимой в стране продукции. Одновременно происходит усиление роли рынка. Вместе с тем правительство и Компартия сохраняют контроль над экономикой. Свидетельство тому - события вокруг Ма Юня (Джека Ма), владельца компании Алибаба. За рубежом, в том числе и в России, существует мнение, что речь идёт о политическом преследовании. На самом деле, как сообщили мне китайские знакомые, он стал заниматься крупными финансовыми спекуляциями.

Во-вторых, широкомасштабная, адресная борьба с бедностью, что, в конечном счете, позволило ликвидировать ее к концу 2020 года. 

В-третьих, решительная борьба с коррупцией;

В-четвертых, упор в пропаганде марксистской теории на её методологическое значение.

В-пятых, новый этап китаизации марксизма, заключающейся в его соединении с «прекрасной традиционной китайской культурой».

В-шестых, усиление роли Компартии в обществе и государстве.

В-седьмых, возрастание личной ответственности членов Компартии посредством постоянной её «самореволюционизации».

В-восьмых, выдвижение положения «народ – центр всего».

В-девятых, провозглашение лозунга о том, что главное противоречие современного китайского общества – это противоречие между постоянно растущим стремлением народа к прекрасной жизни и неравномерным, недостаточным развитием.

В сущности, теперь, при Си Цзиньпине, теоретическую основу деятельности Компартии Китая составляют три элемента: китаизированный марксизм, ряд положений классического марксизма, прежде всего материалистическое понимание истории, и китайская традиционная культура.

Многие теоретические и политические положения, выдвигаемые руководством Китая, только внешне выглядят простыми, тривиальными – «деревня окружает город», «реалистический подход», «раскрепощение сознания», «бедность – не социализм», «шагать в ногу с эпохой», «добиваться истины, исходя из фактов» и т. п.. В действительности они наполнены глубоким содержанием. А главное, они понятны широким народным массам. Например, положение, которое не раз повторял Дэн Сяопин: «бедность – это не социализм». Из него следует очевидный вывод - если в обществе, называющим себя социалистическим, существует бедность, значит, оно не является социалистическим. Если применить слова Дэн Сяопина применительно к России, то вывод будет очевиден – многие утверждения, высказывавшиеся и высказываемые её руководителями, по меньшей мере, недостоверны.

Дэн Сяопин выдвинул и положение о том, что Китай находится на начальной стадии строительства и будет находиться на ней длительный период времени, сто и даже более лет. За это время необходимо выполнить «три великие исторические задачи» – осуществить модернизацию, завершить объединение страны, т. е. вернуть Тайвань под юрисдикцию Китая, сохранить мир во всем мире и содействовать совместному развитию всех стран. Одновременно были выдвинуты цели борьбы за осуществление «двух столетий» – построить общество средней зажиточности к столетнему юбилею Компартии, т. е. к середине 2021 года. И, наконец, построить богатое и могущественное, демократическое и цивилизованное, гармоничное и модернизированное социалистическое государство к столетнему юбилею КНР, т.е. к октябрю 2049 года. Тем самым будет осуществлена китайская мечта о великом возрождении китайской нации.

Первая цель - построение среднезажиточного общества - в Китае уже выполнена. Я мог лично в течение более чем 60-ти поездок туда наблюдать, как развивался Китай, как менялся его облик, как росли китайские города, как преображались деревни, как повышался материальный и культурный уровень китайцев. У меня порой возникает впечатление, что, к великому сожалению, по уровню экономической мощи в ряде отраслей Россия едва ли не навсегда отстала от Китая.

*    *     *

1 июля 2021 г. в Пекине было торжественно отпраздновано столетие со дня образования Коммунистической партии Китая. Со специальной речью выступил Генеральный секретарь ЦК КПК, Председатель КНР Си Цзиньпин [4]. Он произнёс её с трибуны на площади Тяньаньмэнь, где 1 октября 1949 г. Мао Цзэдун провозгласил создание КНР. Она была  сравнительно небольшой по продолжительности времени, но емкой по содержанию.

Выдержана речь была в торжественном стиле. Это не просто подведение итогов деятельности партии за сто лет, но и результат серьезных размышлений о её прошлом, настоящем и будущем. В то же время она представляет собой программный документ, отражающий научное видение всей истории Китая и перспектив его развития. В речи проведен четкий анализ причин успехов китайских коммунистов в выполнении первой столетней цели - построении среднезажиточного общества. Си Цзиньпин заявил о том, что сейчас китайский народ с твердой волей и огромным энтузиазмом уверенно осуществляет вторую столетнюю цель – всестороннее строительство социалистического модернизированного мощного государства. В его речи много образных сравнений и ярких метафор.

Сама речь состоит из нескольких частей. В первой рассказывается о социально-экономических условиях китайского общества в XIX - начале XX вв. и объясняются причины возникновения коммунистического движения в Китае и, соответственно, появления Компартии.

Напомнив о том, что за пять с лишним тысяч лет своего существования китайская цивилизация внесла неизгладимый вклад в прогресс всей мировой цивилизации, Си Цзиньпин счел необходимым указать, что в результате опиумной войны 1840 г. китайское общество постепенно стало полуколониальным, полуфеодальным (это определение для характеристики тогдашнего состояния Китая впервые ввел Мао Цзэдун в конце 30-х гг. ХХ века). Государство было унижено, народ терпел страдания, цивилизация переживала кризис, китайская нация была обречена на невиданные бедствия. Именно с того времени великое возрождение китайской нации стало самой великой её мечтой. Чтобы спастись от гибели, китайский народ поднялся на борьбу, патриоты, как выразился Си Цзиньпин,  «издали боевой клич». Одно за другим происходили такие события, как восстание тайпинов, возникновение движений реформаторов 1898 г. и ихэтуань 1900 г., произошла Синьхайская революция 1911 г., выдвигались самые разнообразные проекты, но все они заканчивались поражениями. Поэтому требовались новые идеи и новые организации.

И далее Си Цзиньпин повторил слова Мао Цзэдуна о том, «что орудийные залпы Октябрьской революции принесли в Китай марксизм-ленинизм, в результате соединения которого с китайским рабочим движением и возникла Коммунистическая партия Китая». Это явилось эпохальным событием в истории Китая, поскольку изменило всю его  последующую историю.

Вторая часть речи посвящена свершениям, осуществленным под руководством КПК. Си Цзиньпин говорит о том, как КПК в течение ста лет выполняла свою историческую миссию по возрождению китайской нации.

Во-первых, она свергла «три великих горы – империализм, феодализм и компрадорскую буржуазию». Кроме того, покончила с неравноправным положением Китая в системе международных отношений. «Китайский народ поднялся во весь рост, и поэтому эпоха, когда китайскую нацию расчленяли, и она вдоволь натерпелась унижения, никогда не вернется!»

Во-вторых, Компартии Китая творчески осуществила социалистическую революцию, свергла эксплуататорский феодальный строй, реализовала  широчайшие и глубокие изменения в истории страны, совершила великий социалистический скачок в большой бедной и отсталой стране Азии с многочисленным населением. «Компартия Китая и китайский народ мужественно и непоколебимо торжественно заявляют миру, что они способны не только разрушить старый мир, но и построить новый мир, что только социализм может спасти Китай, только социализм с китайской спецификой может развить Китай!»

В-третьих, был совершен переход от высокоцентрализованной плановой экономики к полной жизненных сил социалистической рыночной экономике, реализован исторический прорыв от состояния сравнительно отсталых производительных сил ко второй по объему экономики державе в мир. Поворот от полной или частичной закрытости к всесторонней открытости, исторический переход от состояния, когда люди были лишены в достаточной мере пищи и одежды, к средней зажиточности. Реформы и открытость являются решающим  моментом, определяющим перспективу и судьбу современного Китая. Он гигантскими шагами идёт в ногу с эпохой.

В-четвертых, после XVIII съезда социализм с китайской спецификой вступил в новую эпоху – были усовершенствованы системы управления государством и партией, реализована цель первого столетия и определена стратегия осуществления цели второго столетия. Поэтому Си Цзиньпин делает следующий вывод в конце той части доклада, где речь идет об историческом пути, пройденном Компартией: китайская нация совершила великий скачок,  воспрянула духом, стала богаче и сильнее, в результате чего её великое возрождение стало необратимым процессом.

В третьей части своей речи Си Цзиньпин говорил о духовных и интеллектуальных качествах коммунистов, которые сформировались у них в течение столетней истории партии, что позволило им добиться великих достижений. Он  подчеркнул, что все достигнутые успехи китайских коммунистов и народа есть результат борьбы, которая осуществлялась под руководством Мао Цзэдуна, Дэн Сяопина, Цзян Цзэмина, Ху Цзиньтао. Вместе с тем, Си Цзиньпин счел необходимым отдать дань уважения поколению старых революционеров, которые внесли свой крупный вклад в создание Компартии, её укрепление и развитие. Оно  представлено, по его словам, именами того же Мао Цзэдуна, Чжоу Эньлая, Лю Шаоци, Чжу Дэ, Дэн Сяопина, Чэнь Юня и др. Мы всегда должны помнить о них и о павших героях борьбы за построение нового Китая.

В четвертой части своей речи Си Цзиньпин остановился на девяти задачах, которые Китаю придется решать в ближайшим будущем. При этом, начиная разъяснять каждую из этих задач, он использует один и тот же литературный прием. «Извлекая уроки из прошлого, открывая будущее, необходимо...». Явно для подчеркивания важности задачи им используется военный термин «поход»: «В новом походе мы должны…».

Первой задачей, на которой акцентировал внимание Си Цзиньпин, является отстаивание твердого руководства со стороны Компартии. Он подчеркнул, что без КПК не было бы нового Китая, великого возрождения китайской нации. «В новом походе» следует повышать уровень научного, демократического, соответствующего законам управления политикой со стороны партии.

Вторая задача заключается в объединении китайского народа на борьбу за достижение «прекрасной жизни». «Страна – это народ, народ – это страна. Завоевание и защита государственной власти есть не что иное как завоевание сердца народа», - сказал он. КПК всегда представляет коренные интересы самых широких слоев народа, разделяет с ним радость и печаль, живет с ним одной судьбой. У партии нет собственных интересов. Поэтому в новом «походе» партия должна и впредь беззаветно служить народу, твердо стоять на позиции народа, претворять в жизнь линию масс. Си Цзиньпин счёл необходимым повторить свой тезис об исторической миссии Компартии Китая, насчитывающей сейчас 95 млн членов, по осуществлению возрождения китайской нации.

Третья задача – это продолжение китаизации марксизма. Марксизм является душой и знаменем Компартии Китая. Именно благодаря марксизму она смогла осуществить социалистические преобразования, обеспечить строительство социализма с китайской спецификой. Поэтому необходимо продолжать отстаивать в новом «походе» соединение основных социалистических принципов марксизма с конкретной практикой Китая.  

Четвертая задача – продолжать строительство социализма с китайской спецификой, идти своим путем. За пятитысячный период истории Китая была создана блестящая цивилизация. Мы, сказал Си Цзиньпин, активно изучали и брали на вооружение все полезные результаты общечеловеческой цивилизации, приветствуем все полезные предложения и доброжелательную критику, но не принимаем поучений, полных высокомерия.

Пятая задача касается обороны страны и модернизации армии. Указана    необходимость абсолютного руководства армией со стороны партии.

Шестая задача связана с развитием глобального международного проекта – построение сообщества единой судьбы человечества, выдвинутого Си Цзиньпином несколько лет назад. Подчеркнута  мысль о том, что Китай всегда был строителем мира во всем мире, вносил свой вклад в глобальное развитие, являлся защитником международного порядка. Цель китайской внешней политики сформулирована так: «В новом походе мы должны высоко поднять знамя мира, развития, сотрудничества, взаимного выигрыша, проводить миролюбивую независимую суверенную политику, отстаивать путь мирного развития, продвигать строительство международных отношений нового типа, стимулировать строительство сообщества единой судьбы человека, совместное высококачественное строительство одного пояса, одного пути, чтобы новое развитие Китая предоставило новый шанс для мирового сообщества. Китай никогда не унижал, не угнетал и не порабощал другие страны и народы, так было в прошлом, так обстоит дело сейчас, так будет и в будущем. Точно так же Китай не допустит подобного отношения к себе».

Седьмая задача связана с необходимостью довести до конца борьбу за осуществление великой мечты возрождения китайской нации. По словам Си Цзиньпина, «необходимо смело вести борьбу, совершенствовать умение и навыки ведения борьбы;  как говорится, встретившись с горой, прокладывать дорогу, встретившись с рекой, возводить мосты, смело преодолевать всевозможные риски и вызовы».

Восьмая задача заключается в формировании единства всего народа на основе патриотизма во имя осуществления великой цели – возрождения китайской нации. Патриотический единый фронт – это важнейшее средство, которое помогает КПК в сплочении сынов и дочерей китайской нации в стране и за её пределами, сказал Си Цзиньпин.

И, наконец, девятая задача. Чтобы идти в авангарде эпохи, противостоять внутренним и внешним рискам, необходимо продвигать партийное строительство как новую великую программу. В этой связи Си Цзиньпин употребляет формулу «самореволюционизация партии», которую он несколько лет назад ввел в политический лексикон. Речь идет о постоянном самоконтроле членов партии над своими идеями и поступками. «В новом походе необходимо крепко-накрепко усвоить истину: чтобы ковать железо, нужно самому быть крепким». Только так можно сформировать контингент высококачественных кадров, обладающих высокими моральными и деловыми качествами, подчеркнул он.

 

Речь Си Цзиньпина была проникнута оптимизмом, уверенностью в успешном решении выдвинутых задач. Она дает четкое и ясное представление о том, по какому пути будет развиваться Китай в ближайшей, средне- и долгосрочной перспективе.

                                     

     Литература

  1. Цит. по: Делюсин Л. П. Спор о социализме. Из истории общественно-политической мысли Китая в начале 20-х гг. М.: Наука, 1970.
  2. История Китая. С древнейших времен и до начала XXI века. Том IX. Реформы и модернизация (1976–2009) М., Наука, 2016.
  3. Юй Юцзюнь. Социализм в Китае (1919–1965) М., Наука. Восточная литература, 2019.
  4. Си Цзиньпин. Цзай цинчжу Чжунго гунчандан чэнли бай чжоунянь дахуй шандэ цзянхуа. Речь на собрании, посвященном со дня образования Коммунистической партии Китая. Жэньминь жибао. 02.07.2021 г. (на кит. яз.).


[1] Во время моей учёбы в Московском институте востоковедения преподавателями трудились два человека, сыгравших важную роль в истории КПК, – Г. М. Войтинский, который участвовал в подготовке I съезда партии, и Я. М. Рудник, который вообще был легендарной личностью - участником штурма Зимнего дворца, с 1920 г. сотрудником Отдела международных связей Коминтерна, работавшим во Франции, Австрии, Китае. В 1931 г. он был арестован в Шанхае вместе с женой, оба были приговорены китайским судом к смертной казни. На процессе Рудник и его жена вели себя мужественно. Обвинению не удалось доказать их связь с СССР. Они были освобождены благодаря международной кампании в Европе и Америке. Войтинский и Рудник ничего не рассказывали о своей деятельности в Китае, о ней стало известно только после их ухода из жизни.

[2]      В начале нулевых годов у меня состоялась интересная беседа с одним из преподавателей Пекинского университета. По его словам, между Сталиным и Мао Цзэдуном существует большое различие в отношении к своим политическим противникам. В противоположность первому второй «не рубил головы». Действительно, большинство руководящих работников КПК уцелели во время «культурной революции». Как тот же Дэн Сяопин, они и после смерти Мао Цзэдуна вновь заняли ответственные посты в партийно-государственном аппарате. В ответ на это я сказал своему собеседнику, что Мао Цзэдун действительно не рубил головы, но он доводил некоторых из них до смерти. Пример тому - судьбы  Лю Шаоци и Ли Лисаня и др..

комментарии - 0
Мой комментарий
captcha